Погода – товар особый

28 марта 2005 10:00

Ближе к концу прошлой недели все вдруг заговорили о погоде. И не случайно – 23 февраля в Петербурге началась сессия Комиссии по основным системам Всемирной метеорологической организации (ВМО). То есть к нам съехалась метеорологическая элита почти из 90 стран мира. Как обойти такое событие вниманием? Не остались в стороне и мы. И обратились с вопросами к генеральному директору Гидрометеорологического бюро Москвы и Московской области Алексею Ляхову. Тому самому, с претензиями к которому выступил мэр Москвы Юрий Лужков, заявив, что за прогнозы, предлагаемые метеорологами, платить не будет, поскольку они часто не оправдываются.




– Как вы думаете, что интересует среднестатистического жителя Земли в первую очередь? Биржевой курс валюты? Здоровье папы римского? Итоги очередного матча мировых звезд футбола? Политическая ситуация в стране и мире? Оказывается, самая востребованная информация – прогноз погоды. Таковы результаты исследований, проведенных Всемирной метеорологической организацией. Еще бы, погодные катаклизмы способны качнуть курсы валют, сказаться на здоровье десятков и даже сотен тысяч граждан, сорвать соревнования... Потому ею все интересуются, причем чем дальше, тем больше.
– Особенно в условиях рынка.
– Конечно, если в советские времена бытовала привычка ссылаться на непогоду – на нее списывались все грехи, – то теперь терпеть ущерб из-за погодных условий никто не хочет. Будь то фермеры, строители, владельцы автопредприятий, турбизнес... Все готовы покупать интересующую их информацию, чтобы быть начеку. Строители, получившие штормовое предупреждение, останавливают и укрепляют высотные краны; фермеры, зная о заморозках, накрывают пленкой рассаду; туристы, предупрежденные о ненастье, не идут в горы. Причем каждый потребитель ставит свои условия. Один хочет иметь прогноз ежедневно в 9 утра на офисном столе в виде диаграммы, другой – получать информацию лично по мобильному телефону. Автотранспортников интересует ситуация на дорогах – туман, гололед, осадки. Моряков – ледовая обстановка. То есть в нашей стране активно формируется рынок погодной информации, с множеством потребителей, готовых платить за сервис.
– Так что погода становится товаром. А как насчет качества? Какова достоверность российских прогнозов?
– Российские прогнозы практически не отличаются от, скажем, германских. Сейчас синоптики всего мира работают примерно на одном уровне. И прежде всего благодаря средствам коммуникации. Ведь нынешний специалист, независимо от того, где находится – в Санкт-Петербурге, Вашингтоне, Лондоне или на Диксоне, – выйдя в интернет, получает доступ к расчетам всех мировых и региональных центров погоды. Взяв их за основу, делает местный прогноз. Прогноз за сутки оправдывается с вероятностью 92–95%, за трое суток – с вероятностью 87%, за пять суток – 82%, за пять-семь суток – 80%. Это мировой стандарт и, попутно замечу, – достижение последних лет. Столь высокая точность еще пару десятилетий назад была немыслима! Она возникла благодаря мировой кооперации. Ведь все 187 стран, входящие в ВМО, обмениваются информацией, а 8 из них, в том числе Россия, – моделями погоды, которые рассчитываются в погодных центрах на суперкомпьютерах. Все страны-участники предоставляют информацию и одновременно берут из общего котла все, что им нужно. Такой вот коммунизм. Он и стал основой прорыва в «делании погоды».
– И все-таки Лужков заявил о своих претензиях. Выходит, качество товара его не устраивает? Но сначала поясните, почему свое неудовольствие мэр Москвы адресует именно вам?
– Дело в том, что несколько лет назад правительства Москвы и Московской области задались целью создать службу, которая бы обеспечивала их детальным прогнозом погоды. Разве территория в 40 тысяч квадратных километров с 15-миллионным населением не имеет на это права? Так шесть лет назад и появилось наше Гидрометеорологическое бюро. Еще один соучредитель – Росгидромет. Подобных структур в России нет. Так вот, правительства не прогадали. Теперь, к примеру, чиновники в курсе, на какой окраине Москвы ожидать снегопад и какой интенсивности. Значит, есть возможность вовремя подогнать туда снегоуборочную технику, что предупредит образование пробок и аварий... Вместе с тем метеорология не относится к точным наукам, не случайно мы говорим о вероятности прогноза. Поэтому случаются и несовпадения. Но давайте прикинем, какой вариант предпочтительнее: потери от перегона техники или возможные ЧП? Позапрошлой зимой вовремя не обработали Кольцевую дорогу, в результате из-за возникшего гололеда на ней перевернулась фура. В считанные минуты образовалась многокилометровая пробка. Водители, боясь покинуть автомобили, ночевали прямо на дороге, у многих закончилось топливо... Пришлось звать на помощь МЧС.
– Значит, вы уверены в качестве ваших сводок?
– Если откровенно, с учетом современных достижений метеорологии оно могло бы быть выше. Нашему бюро требуется новая техника – датчики, каналы связи, системы обработки информации и т. д. Мы разработали программу совершенствования службы, правительство Москвы ее рассмотрело и будет финансировать начиная с нынешнего года. Значит, не все так уж плохо... А будет еще лучше. К примеру, если сегодня на доставку прогноза уходит несколько часов, то после модернизации прогноз окажется у людей, принимающих решения, уже через несколько минут.
– А как насчет такой идеи, что за дезу на «продавца погоды» должны налагаться штрафные санкции?
– Возможно. Но все детали должны быть оговорены в договоре. И качество информации должно быть зафиксировано. В странах Запада такая практика существует, возможно она придет и к нам. Но нужно учитывать, что западный потребитель меньше шумит по поводу качества прогнозов. Потому что понимает, что «погода» – товар особого свойства, ее нельзя предсказать со стопроцентной точностью. К слову, как вы думаете, какой прогноз сделать сложнее всего – политический, экономический, погоды?
– Догадываюсь, что последний... А как вы считаете, нужно ли такое бюро Петербургу?
– Питер – морской город, погода у вас капризнее, чем в Москве. Уверен, что аналогичные службы появятся в большинстве российских городов. Время идет, прогресс не остановить...

Беседовала Лина ЗЕРНОВА
фото ИНТЕРПРЕСС