Суд покончил с подсудимыми

10 марта 2005 10:00

Прошлая неделя ощутимо приблизила судебный процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой к закономерному финалу. Свои показания давали последние из еще не сделавших этого подсудимых: Игорь Лелявин, Виталий Акишин (которого обвинение считает одним из киллеров) и Юрий Колчин (которого числят в организаторах убийства). Впрочем, если кто и ждал от них признаний в причастности к преступлениям, то напрасно. И Акишин, и Колчин свою причастность к убийству категорически отвергли. А уличающие их показания свидетелей, как и одного из подсудимых – Алексея Воронина, назвали оговором.




Рассказ основного обвиняемого – Юрия Колчина длился больше трех часов. Он подробно повествовал, как в 1998 году занимался возрождением казачества не Северо-Западе России, помогал перерегистрировать местное казачье войско – как общественную организацию. В связи с этим и снял офис на улице Демьяна Бедного у знакомого коммерсанта. Офис состоял из четырех комнат, три из которых Колчин, по его словам, сдавал в аренду своим знакомым Евгению Богданову, Сергею Мусину, Сергею Улыбину (Мусин и Богданов также обвиняются в организации убийства и до сих пор находятся в розыске).
На жизнь Юрий Колчин зарабатывал посредническими операциями, отсюда и интерес к казачеству, который носил не только идейно-бескорыстный, но и вполне коммерческий характер: Колчин, по его утверждениям, планировал организовать поставки зерна в Петербург из традиционных казачьих районов на юге России.
Какую-либо причастность к охранному предприятию «Святой благоверный князь Александр Невский» Колчин категорически отверг, хотя не отрицал того, что был в хороших отношениях с владельцем фирмы Анатолием Сумериным. По поводу оружия и спецтехники в офисе (об этом говорилось в ряде показаний свидетелей и подсудимых) Колчин заявил, что никакого оружия не было, а спецтехника принадлежала Мусину, который буквально фанател от всяких «жучков» и прочих чудес миниатюрной техники.
Что касается рокового дня убийства Галины Старовойтовой 20 ноября 1998 года, то, по словам Колчина, и он сам, и Сергей Мусин, и Евгений Богданов, и Олег Федосов (двоюродный брат Колчина, которого обвинение считает вторым киллером) были в тот день у него на квартире на набережной Крюкова канала, отмечая новоселье. За стол сели около шести часов вечера, разошлись около двух часов ночи. Правда, около одиннадцати компания выходила на улицу – подышать свежим воздухом и позабавиться фейерверком. И Мусин покинул компанию раньше, уехал около семи часов, да еще Федосов опоздал к началу застолья – приехал только около десяти.
Почему с мобильного телефона Колчина в тот вечер активно переговаривались с Федосовым и с Мусиным, причем из района аэропорта Пулково? Здесь Юрий Колчин, по его словам, вообще ни при чем. В тот день он якобы отдал трубку в пользование знакомому коммерсанту – гендиректору торговой фирмы «Северная Столица» Марку Яковлеву, сам мобильником в тот день не пользовался. Яковлева же ни о чем не спросишь – он погиб при достаточно странных обстоятельствах в 2000 году.
Немало внимания Колчин уделил и здоровью Федосова. Как заявил Колчин (и это подтвердил другой подсудимый – Игорь Краснов), Федосов практически не видел одним глазом, что вряд ли делало его подходящей кандидатурой для наемного убийцы.
Рассказал Колчин и историю своего ареста, которая, по его словам, выглядела примерно так. Летом 2002-го в одной из газет он увидел статью, где его фамилия наряду с фамилиями Богданова, Федосова и Мусина упоминалась в связи с убийством Галины Старовойтовой. А в октябре того же года начальство Псковской школы прапорщиков ГРУ, где Колчин только-только закончил обучение, вызвало его на разговор, который закончился тем, что его в наручниках отправили в «автозаке» в Петербург. Причем, как уверяет Колчин, на это не было ни ордера, ни постановления суда. Ну а потом, по его уверениям, следователи давили на него, чтобы получить «нужные» показания. Мол, возьмешь на себя вину – будут и поблажки в условиях содержания, и свидания с родней. Не возьмешь – тебе же хуже: так и сгниешь в камере...

Александр САМОЙЛОВ
фото ИНТЕРПРЕСС