Не все фиолетово

28 мая 2005 10:00

Отзвучала песня про то, чем «кончатся выпускные», и студенческий митинг стартовал. Открыл его композитор и поэт Олег Кваша. Похоже, организаторы мероприятия полагают, что автор «вечнозеленого такси» – для молодежи кумир, потому и пригласили...




Кваша исполнил «Санкт-Петербург – гордая белая птица». Студенты не подпевали, но размахивали фиолетовыми флажками. На одной стороне надпись «Мы – вместе!», на другой – «Студенческий профсоюз». То тут, то там мелькали фиолетовые повязки: у кого на голове, у кого на руке или на ноге. Со стороны могло показаться, что в Петербурге расцветает «революция фиалок».
– Что это за символ? – спросил я у парня с девушкой, что стояли рядом со мной.
– Не знаем... Просто... Нам дали...
Другие ребята тоже затруднились ответить. Лишь один паренек пояснил, что у Студенческого профсоюза, который вместе с Федерацией независимых профсоюзов устроил этот митинг, знамя фиолетовое, поэтому всем участникам мероприятия раздали атрибутику в тон.
Тем временем Кваша воззвал к собравшимся: «Будущее в ваших руках, ребята!»


На трибуне стояло много разных людей. Среди них (не на первом плане) был замечен председатель территориальной организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Владимир Кузнецов.
После маэстро стали выступать студенты. Первая девочка, блондинка (к сожалению, ее не представили), сказала, что «сегодня мы пришли сюда, чтобы выразить протест против политики государства в сфере образования». Девочка отметила, что собрались студиозусы на Пионерской площади, где когда-то самодержавие казнило петрашевцев и народовольцев. «Наверное, власти предоставили для митинга это место с намеком. Может, образование в России ждет та же участь?» – предположила юная леди.
После блондинки Олеся Артимчук из Военмеха хорошо поставленным голосом заявила, что «в канун Дня Победы самым страшным словом должно быть слово «война». Но так случилось, что сегодня в России нет страшнее слова «реформа».
– Льготы убрали, – напомнила Олеся, – старики выступили единым фронтом, и правительство вернуло им часть льгот, а молодежь промолчала, и теперь у студентов нет права на бесплатный проезд по железной дороге. Иногородним ребятам, у кого мало денег, теперь родителей не навестить!
Олеся дала совет федеральной власти: «Вначале надо отдать внутренний долг собственному народу, а потом расплачиваться по внешним долгам». Свою речь мятежница закончила требованием увеличить зарплату преподавателей вдвое.
Один из аспирантов тоже вспомнил о пресловутом Стабилизационном фонде, где, по его мнению, «лежат деньги наших родителей-работяг». Правительство направляет туда средства от продажи недр, «но это ведь наши недра». Аспирант попросил власть «не доводить ситуацию до массового социального протеста, «а то им могут воспользоваться силы, которым на Россию наплевать». Другие ораторы говорили о жутких условиях в общежитиях, о недопустимости отмены отсрочек для студентов и разделения высшей школы «на высшую и первую лиги» – как того требует Болонский процесс.
От имени преподавателей выступал Александр Гребенков из Университета технологии и дизайна. По его оценке, вся беда в том, что «к власти пришел крупный капитал, которому образованные люди в большом количестве не очень-то и нужны».
В принятой по итогам митинга резолюции стипендию требуют поднять до 2 тысяч рублей (эквивалент 50-рублевой стипендии, которую когда-то получал министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко). О Фурсенко и других чиновниках было сказано много правильных слов. И ни слова – о роли во всей этой истории президента Путина. Как будто бы не он пообещал, что Россия присоединится к Болонскому процессу! Мало того, из осторожности организаторы начали и закончили акцию специальным предупреждением, что, мол, «студенты – вне политики».
Однако студенты – а их собралось тысячи три, в основном из Военмеха, Гидромета, Инжэкона – расходиться не спешили. А когда сопредседатель Федерации социалистической молодежи Семен Борзенко и харизматичный вожак профсоюза трамвайщиков Михаил Дружининский организовали альтернативный митинг, многие собрались вокруг них и слушали до тех пор, пока милиция не пресекла «нарушение закона». Так что протестные настроения в молодежной среде назревают. Главное, чтобы их не спустили в канализацию.

Дмитрий ЖВАНИЯ
фото Александра БАНЬКОВА