Кто обанкротил «оборонку»?

12 мая 2005 10:00

В канун Дня Победы Городской суд поставил точку в скандальной истории вокруг банкротства Государственного Обуховского завода – одного из крупнейших секретных производств советского ВПК.



В 2002 году на ГОЗе по решению арбитражного суда был начат процесс банкротства: вначале ввели внешнее наблюдение, а затем и внешнее управление. А в конце 2002 года в отношении генерального директора Анатолия Ващенко и главного бухгалтера завода Александра Галкина прокуратура Петербурга возбудила уголовное дело по обвинению в преднамеренном банкротстве завода – первое подобное дело в городе, да еще в отношении руководства столь серьезного предприятия с давней историей.
В ходе следствия к первоначальным обвинениям добавились и другие: уклонение от уплаты налогов, злоупотребление полномочиями, подделка документов и использование заведомо подложного документа. В 2003 году Ващенко отстранили от должности. Под арест заслуженного человека сажать не стали, но взяли с него и с главного бухгалтера Галкина подписку о невыезде.
Дело слушалось Городским судом с сентября прошлого года, процесс шел в закрытом режиме: ведь во многом речь шла о подробностях оборонной работы завода. Представители обвинения, считая вину Ващенко и Галкина вполне доказанной, требовали отправить их за решетку на 6 лет и 4 года соответственно. Представители защиты, хотя и настаивали на невиновности своих подзащитных и просили их оправдания, в приватных разговорах в это не слишком-то верили.
Однако приговор полностью снял с Анатолия Ващенко и Александра Галкина все обвинения – в их действиях не нашли состава преступления, никакой личной корысти они не преследовали, преступного умысла не имели, напротив, всячески старались поддержать завод на плаву и сохранить уникальное оборонное производство. Что же до реальных причин банкротства – то, по мнению суда, они кроются в общем развале оборонной промышленности в первой половине 90-х годов, невыполнении государством своих обязательств по финансированию российского ВПК и длительных задержках с переводом денег на заводские счета по уже выполненным контрактам...
Основанный в 1863 году Обуховский сталелитейный завод еще в конце XIX века стал одним из крупнейших производителей артиллерийских орудий. В советские времена завод, сменивший имя на «Большевик», с производства артиллерии был переориентирован на создание военных ракетных комплексов. Так было до начала 90-х годов.
После того как прежняя система ВПК рухнула, у завода постепенно, но неотвратимо начали накапливаться долги – его, как и всю страну, коснулся кризис неплатежей. На территории ГОЗа находилась ведомственная котельная, которая отапливала не только заводские помещения, но, по договоренности с администрацией города, давала тепло в дома ближайшего микрорайона. Город тепло принимал, а вот с оплатой не спешил. Соответственно, и Обуховскому заводу нечем было заплатить поставщику газа, на котором работала котельная, – компании «Лентрансгаз».
К концу 90-х годов долг Обуховского завода перед газовщиками достиг почти 100 миллионов рублей. Правда, к 2002-му долг удалось сократить до 64 миллионов, но особых надежд, что в ближайшее время завод сможет его оплатить, ни у кого не было. Тогда «Лентрансгаз» переуступил право долга своей же дочерней структуре, специализировавшейся на взыскании долгов. Был подан иск в арбитражный суд о признании завода банкротом. (Кстати, если бы Росвооружение вовремя оплатило ГОЗу контракт на сумму 14 миллионов долларов, выполненный для Китая еще в первой половине 90-х годов, такой ситуации бы не возникло, но деньги пришли на счет предприятия уже после того, как Ващенко отстранили от управления заводом...)
Среди обвинений, предъявленных гендиректору, был и факт сдачи в аренду коммерческим структурам заводских помещений, причем по расценкам ниже среднего уровня, установленного КУГИ. Хотя состояние помещений было аховым и ажиотажа среди арендаторов они вызвать никак не могли. А вот полученные от коммерсантов деньги директор, как выяснилось, использовал для того, чтобы платить зарплату рабочим и элементарно поддерживать в рабочем состоянии заводские помещения. По закону, конечно, деньги должны были направляться в федеральный бюджет. Правда, в таком случае банкротство ГОЗа наступило бы уже на несколько лет раньше.
Самая запутанная история вышла с векселями Обуховского завода, который тот выдал в счет погашения долга перед Минским заводом колесных тягачей на сумму 5 миллионов долларов. Позже векселя эти были предъявлены к оплате совершенно «левыми» коммерческими фирмами, что вызвало у правоохранительных органов большие сомнения не только в подлинности ценных бумаг, но и в существовании самого долга.
Однако суд выяснил, что долг реально существовал, векселя были выданы на законных основаниях. Правда, при этом следствию так и не удалось установить, как и на каком этапе своей одиссеи векселя попали в руки «неустановленных преступников». Однако доказательств причастности к этой истории Ващенко или Галкина суд найти так и не смог.
Возможно, ответ знал первый заместитель Ващенко Александр Порецкий, который и занимался непосредственно злополучными векселями. Но его не спросишь – в январе 2003-го Порецкий повесился на собственной даче после того, как ему стало известно, что у него рак, причем уже в неизлечимой стадии.

Александр САМОЙЛОВ