Тяжелый алюминий

25 апреля 2002 10:00

Прошлогодний скандал, связанный с планами размещения в городе Всеволожске Ленинградской области супервредного алюминиевого производства, всколыхнул многих. В том числе в Петербурге: Всеволожск-то совсем рядом. И многие до сих пор уверены в том, что эти планы живы, и их реализуют, только уже втихаря. Но это не так. В корпусах всеволожского филиала завода «Русский дизель», по замыслу проектировщиков, должно было расцвести производство отечественных дизелей. Но этого не произошло - отрасль рухнула. Тогда там решили выплавлять алюминий. Но и это не вышло - восстала общественность. Сегодня там вынашивают новые планы. А в заводских корпусах в это время разливают водку...





Нобель -банкрот
История созданного еще во второй половине позапрошлого века Людвигом Нобелем завода «Русский дизель» непосредственного отношения к существу дела не имеет. И тем не менее достойна описания. Ведь она во многом повторяет многочисленные драмы, разыгравшиеся на гигантах отечественной индустрии, пустившихся по волнам дикой российской рыночной стихии времен первоначального накопления капитала.
В начале 80-х годов прошлого (двадцатого) века «Русский дизель» ежегодно выпускал 80 судовых дизелей. А по прогнозу Госплана к 1990 году потребность народного хозяйства должна была составить 400 штук в год. Вот Совмин и решил построить филиал завода во Всеволожске. Наряду с основным производством они должны были полностью обеспечить советский флот отечественными дизелями. В 1988 году началось строительство.
Что произошло в стране через несколько лет - хорошо известно. Судостроение рухнуло вместе с Госпланом и всем Советским Союзом. Мало того. В далеком 1987-м «Русский дизель» подписал контракт с финской фирмой «Вяртсиля»: купил лицензию на производство их двигателя и стал строить по финскому проекту заводские корпуса, где вся технология была ориентирована на производство именно этой модели... Как говорят сегодня специалисты, эта модель двигателя устарела еще во время подписания контракта. Что это было: халатность? Чей-то меркантильный интерес? Сегодня на этот вопрос не ответит никто. Но факт остается фактом.
В промзоне «Кирпичный завод» (так называется железнодорожная станция, расположенная по соседству) во Всеволожске планировалось разместить не только «Русский дизель». По проекту Госстроя там должны были разместить много вредных производств, выселенных из города, - всего 18 заводов с общей численностью рабочих аж 30 тысяч человек. Этим планам не суждено было сбыться. Хотя, как говорят сегодня, в строительство мертвой промзоны было вложено чуть ли не полмиллиарда долларов бюджетных денег. Для «Русского дизеля» построили современные корпуса, подвели инженерные сети и коммуникации: электричество, газ, тепло, канализацию, железнодорожные пути, автодорогу... Финансирование из госбюджета продолжалось вплоть до 1994 года. Потом - все.

Водка вместо машин
Сегодня «Русскому дизелю» хвастаться нечем. В середине 2001 года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области постановил ликвидировать обанкротившееся государственное предприятие «Русский дизель». 50,1% акций созданного на его базе открытого акционерного общества оставили государству, 49,9% - продали на аукционе. Акции купили несколько фирм. Их названия вряд ли что-то скажут неспециалисту. Но, по сведениям специалистов, за ними просматривается фигура петербургского водочного короля Александра Сабадаша. Не случайно в корпусах «Русского дизеля» во Всеволожске сегодня вольготно расположился хорошо знакомый петербуржцам ЛИВИЗ. И там бодро разливают «Синопскую», «Пятизвездную» и «Санкт-Петербург».
Правда, в некоторых цехах еще теплится кое-какая жизнь. По контракту с финской фирмой «Валмет» обрабатывают в год 10 корпусов судовых дизелей, получая доход где-то 80 тысяч долларов, отливают в литейном цеху ежегодно тысячу тонн чугуна, еще кое-что по мелочи. Но все это, конечно, слезы.
Так что план организовать в пустующих цехах производство алюминия возник, можно сказать, не от хорошей жизни.



Алюминиевый гром
Год назад, в марте, на жителей Всеволожска как гром среди ясного неба обрушилась новость: у них под боком собираются строить завод по производству первичного алюминия. Выплавка первичного алюминия - производство крайне вредное. Во Всеволожске началась паника. Жители микрорайона «Южный» создали Комитет противодействия строительству завода, разослали письма президенту, полпреду Черкесову, губернаторам Яковлеву и Сердюкову, депутатам, прокурорам... В июне Межведомственная комиссия администрации Ленинградской области, рассмотрев декларацию о намерениях ОАО «Всеволожский алюминиевый завод», отвергла проект. Вопрос о выплавке первичного алюминия в корпусах «Русского дизеля» был закрыт. Впрочем, как показали последние события, не совсем.
Сегодня на месте почившего в бозе ОАО «Всеволожский алюминиевый завод» возникло ООО «Всеволожский завод прокатных изделий». Теперь уже они подготовили декларацию о намерениях. 27 марта ее, между прочим, уже одобрила Межведомственная комиссия. Правда, с оговорками: разрешение будет дано только после того, как проект пройдет государственную экологическую экспертизу и все необходимые этапы согласований с контрольными и природоохранными органами.
Памятуя печальный прошлогодний опыт, руководство ВЗПИ клянется и божится, что вопросы экологии и удобства жителей близлежащих районов - для них святое.
- С людьми, с населением мы, конечно же, будем работать, - говорит генеральный директор ВЗПИ Виктор Яковлев. - В первую очередь с теми, кто живет в непосредственной близости от завода. Мы собираемся, как и положено по закону, провести общественную экологическую экспертизу. Правда, пока об этом говорить рано: еще нет проекта, нет никаких конкретных цифр, которые можно было бы обсуждать.

Белое золото
Но кое-какие цифры уже есть. Известно, что ВЗПИ - стопроцентно дочернее предприятие «Русского дизеля». И «папа» намерен вложить в «дочку» 200-300 миллионов долларов из средств акционеров. Так что если все пойдет как намечено, производство можно наладить где-то за два с половиной - три года, а лет через семь проект окупится.
Что будет выпускать завод? Так называемую сплавную катанку - для производства современных проводов из алюминиевого сплава (пока такое сырье покупают за рубежом). Еще - прокатные листы для алюминиевого профиля для окон и дверей. Возможно, заготовки алюминиевых пивных банок. Общая мощность - 80 тысяч тонн проката в год. Часть металла предполагают получать из привозного лома, а 48 тысяч тонн - из первичного алюминия, который будут производить прямо на заводе. Того самого печально известного первичного алюминия...
- Поймите, сегодня никто еще не может однозначно ответить - будут здесь производить первичный алюминий или нет, - говорит Виктор Яковлев. - Все зависит от результатов экспертизы. Расчеты проводит Всероссийский алюминиево-магниевый институт. По их предварительной оценке, при производстве 48 тысяч тонн первичного алюминия в год предельно допустимые концентрации вредных веществ в пределах километровой санитарно-защитной зоны не превысят всего лишь одной четвертой от допустимой величины.
Словом, возможны варианты. Цифра 48 тысяч тонн может корректироваться как в меньшую, так и в большую сторону. При этом не стоит забывать, что специалисты считают, что производство менее 60 тысяч тонн первичного алюминия в год нерентабельно. А акционеры вряд ли захотят вкладывать сотни миллионов долларов в заведомо проигрышное дело. Известно и то, что «грязное» производство первичного алюминия - поистине золотая жила. И это для инвесторов более весомый аргумент, чем соображения безопасности и комфорта местных жителей. Так что вместе с водкой во Всеволожске скорее всего будут разливать и алюминий. Хотя... И оставлять все как есть - тоже чистое безумие...

Николай ДОНСКОВ
Фото Ольги Миркиной