На фоне пушкина снимается семейство

29 мая 2002 10:00

К Пушкину - оно и понятно - у русского человека отношение особое. А потому и в Пушкиногорье на Псковщине стремятся многие. Кого только не повидали здешние места за 80 лет существования заповедника! Дважды его пришлось восстанавливать из руин: сначала после революционных пожаров, затем - после войны. И до сих пор эта работа продолжается. Видно, не зря владельцы русских имений разорялись на большую прислугу для содержания обширных парков... Сейчас здесь ждут туристов. И - строят планы по созданию местного экономического чуда. А без него, как считает главный хранитель Михайловского и окрестностей Георгий Василевич, здешним местам не выжить.





- Городской музей и Литературный музей-усадьба - это вещи совершенно разные, - говорит Георгий Василевич. - Площадь нашего музея - 10 гектаров. Поля и луга, лес и вода - это тоже часть музейной экспозиции, о которой мы заботимся, стремимся сохранить. А что уж говорить о парках! Они требуют каждодневного, профессионального труда. Приведу такой пример. Ежегодно Пушкинский заповедник посещают больше 230 тысяч туристов. По аллеям и дорожкам двухстолетних парков ежедневно проходит около тысячи человек. А ведь строились парки для прогулок всего двух-трех десятков человек - хозяев усадьбы и их гостей.
За посетителями здесь следят. Как без этого? Старинные липы знаменитой аллеи Керн - истинные долгожители. Они видели Пушкина. Но сегодня в них зияют огромные дупла, многие и вовсе полые изнутри. Остовы, скелеты. Один не затушенный окурок - и все. А при внимательном уходе, по мнению ландшафтных архитекторов заповедника, липы простоят еще лет двести. Ну, по крайней мере, полвека, это точно, - утверждают они. Но соблюдать должное благоговение на всем маршруте по Михайловскому для туристов сложно. Нужно разнообразие, смена впечатлений. Поэтому был придуман проект этнографической деревни Бугрово. Когда-то здесь была водяная мельница, построенная монахами Святогорского монастыря. Теперь планируется воссоздать не только мельницу, но и крестьянскую усадьбу со скотным двором, баней, амбаром и ригой. Здесь туристы смогут приложить свои руки в соответствии с желанием и умением.
- Жизнь в деревне, в усадьбе - старинный способ плодотворного труда, - считает хранитель музея. - Труд, который исподволь, незаметно для нас самих делает нас хранителями нашей родной истории, культуры. А музей - увлекательная игра с самыми широкими возможностями. Место передачи и наследования опыта нашей национальной жизни. Кстати, на это мы возлагаем надежды, говоря о возможности пополнить бюджет музея.
Пушкинский заповедник - возможность для приложения сил не только заезжих туристов.
- Сегодня 10% трудоспособного населения Пушкиногорского района Псковской области заняты в самом заповеднике и еще треть непосредственно зависят от жизни музея, - говорит Георгий Василевич. - Между тем район - один из самых бедных в России. Успех преобразований в музее открыл дорогу для развития туризма, для сохранения существующих и создания новых рабочих мест. Но в умирающем районе бессмысленны любые попытки благоустроить музей. Такова наша позиция, которую мы пытаемся высказывать государственным чиновникам вновь и вновь в надежде быть услышанными.



Нужно построить новую гостиницу, скажем, на 200 мест, отремонтировать дороги, провести газ, реконструировать канализационные сети в поселке, обеспечить его водой, нехватка которой особенно остро ощущается в летнее время. Нужны кемпинг, автостоянки, наконец, просто автомойки, чтобы избавить пушкинскую речку Сороть от участи сточной канавы для грязи, смываемой на ее берегах с автомашин. Кстати, в Пушкиногорье находятся большие залежи уникальной глины, исстари гончарное ремесло было одним из основных на псковской земле. До 1994 года здесь еще существовал завод, сегодня его нет. А для развития туризма нужно возродить керамическое производство.
Для поддержания работы музея необходимо 65 - 70 миллионов рублей в год. Это и заработная плата сотрудников, и коммунальные расходы, и текущий ремонт, и финансирование научных работ, и, конечно же, ремонт и реставрация старинных вещей, построек, лечение исторических деревьев. Некогда усадьба жила за счет дохода от земли и ремесел. Ныне многое изменилось. Директор музея считает, что многоканальное финансирование здесь возможно и необходимо. «Хотя следует помнить, что без государственного участия в жизни музея ему не выжить, не сохранить своих ценностей», - добавляет он.
Впрочем... а может быть, все это - преувеличение музейщиков? И роль музеев в динамичном третьем тысячелетии уже не так важна, как прежде?
- Наоборот, - говорит Георгий Василевич. - Я думаю, музей в XXI веке вновь вернется к своему изначальному содержанию. «Музеум» - место обитания муз, синтез искусств и знаний. Но прежде всего - это место сохранения, изучения и передачи разнообразного опыта прежних поколений. Это мир, попадая в который, каждый неизбежно в чем-то меняет свою жизнь. Я бы поставил музейное пространство на первое место по степени воздействия на человека, и только на второе - книгу, а третье, думаю, со временем займет пока еще юный компьютерный мир... Музей демократичен, доступен, открыт. Вот нашему Пушкинскому заповеднику в равной мере подходит и академическая мантия, и костюм вольного художника, и стремительность поэтической крылатки, и перепачканные джинсы археолога. И главное - для всего этого здесь есть место.

Анна СИМОНЕНКО
Фото Николая КУХАРСКОГО