Как губернаторы полпреда не слушаются

13 мая 2002 10:00

В мае позапрошлого года, а если точнее, то 13-го (несчастливое число), президент подписал указ об учреждении семи федеральных округов. И понеслись по городам и весям президентовы наместники, то бишь его полномочные представители, чтобы на местах укреплять пресловутую властную вертикаль.





Поскакал в северную столицу и генерал ФСБ Виктор Черкесов, где он первым делом организовал «зачистку» дворца бракосочетаний на Петровской набережной, чтобы освободить его под свою резиденцию - за что и прозвали его «свадебным генералом». После того как он там обосновался, народ в городе и окрестностях затаил дыхание - что-то будет. Но, как ни странно, ничего особенного не последовало. Полгода не было, год, два... Но просто так сидеть сложа руки в огромном особняке, конечно, скучно. Вот и направил полпред свою кипучую энергию в нужное русло. Тем более ему вертикаль надо ставить. А потому «горизонатльных» местных губернаторов, в первую очередь питерского, Владимира Яковлева, надо окоротить - чтобы жизнь карамелькой не казалась и чтобы показать, кто в доме хозяин.
Владимир Яковлев поначалу приуныл. А потом ничего, пообвыкся. И политическое влияние в северной столице полпреду ни в какую не отдает, и инициативу ему не позволяет перехватить - тем более административный ресурс на его губернаторской стороне.
Но вот с июля прошлого года в ход пошли тяжелые фигуры. Прокуроры из Северо-Западного управления Генпрокуратуры стали совершать опустошительные набеги на Смольный. На четырех вице-губернаторов завели уголовные дела. Первым был Валерий Малышев (его обвинили в получении взятки в особо крупном размере, злоупотреблении служебным положением, растрате), затем - Александр Потехин (незаконное занятие предпринимательской деятельностью), Анатолий Каган (халатность), Виктор Кротов (злоупотребление служебным положением). Так что теперь ходит Владимир Яковлев по Смольному как по выжженной земле. А первый из обвиненных, Валерий Малышев, дело которого уже было передано в суд, до суда не дожил: 7 мая он умер.
Формально, конечно, прокуроры к полпреду отношения не имеют. Хотя сами они не раз говорили о том, что работают с полпредством в тесном сотрудничестве. Но что из того? А то, что такая целенаправленная атака на Смольный вызывает ряд вопросов. И ответить на них навскидку не всегда просто. Не случайно приближенные губернатора открыто говорят о «политическом заказе». И если прежде эти слова воспринимались с кривой ухмылкой, то теперь многие задумываются: а может, в этом действительно что-то есть?
Не сложились отношения у Виктора Черкесова и с некоторыми другими губернаторами Северо-Запада. Например, с новгородцем Михаилом Прусаком. Непокорный Прусак не раз говорил о том, что институт полпредства, да и сами федеральные округа имеют смысл только на время переходного периода - для временной координации действий властных структур. Большой ошибкой он считает факт вмешательства полпредства в экономику региона, что только усложняет дело и плодит бюрократию. Ведь, по словам губернатора, для того чтобы получить грузовик с песком для асфальтирования дороги, ему теперь нужно прежде получить разрешение из Петербурга.
Черкесов в долгу перед Прусаком не остался. И высказал новаторскую идею: о возможном объединении Новгородской и Псковской областей. По его мнению, такой шаг должен способствовать улучшению жизни населения обоих регионов. Само население эта перспектива не обрадовала. Председатель псковского областного собрания Шматов, к примеру, назвал заявление полпреда «элементарной глупостью».
В то же время высказывания Черкесова стали трактовать в Пскове как подтверждение того, что Кремль вынашивает планы укрупнения регионов, а псковичи и новгородцы, дескать, выбраны в качестве подопытных кроликов. Тем паче, что натянутые отношения Виктора Черкесова с Михаилом Прусаком и псковским губернатором Евгением Михайловым ни для кого не секрет. Так что воплощение объединительного плана в жизнь может стать удобным поводом для устранения строптивых губернаторов...
Словом, ни в какую не поддаются губернаторы полпреду. Остается ему только посочувствовать... Вспоминается, кстати, одна история, рассказанная им самим. Пошел как-то Виктор Черкесов в Русский музей. Ему директор Владимир Гусев позвонил, говорит: очень интересная выставка будет. Черкесов пришел - а там толпа, телевидение: выставка, оказывается, как раз открывается, полпреду на открытии предлагают с речью выступить. В результате и живописью не удалось как следует полюбоваться.
- Иду по выставке, - рассказал Черкесов, - картины смотреть трудно, я там сам как ходячая картина.
- Публичность сильно давит? - поинтересовался беседовавший с ним журналист.
- Это неудобное состояние, - ответил полпред. - Надо было раньше начинать... наверное.
Может, оно и так. А ну, как и вовсе не стоило?

Николай ДОНСКОВ