Бей своих, чтоб чужие боялись

30 октября 2002 10:00

Хотим мы этого или нет, но так называемая этническая преступность существует в любом многонациональном обществе. И не потому, что какие-то народы больше склонны к криминалу, а какие-то нет. Людям свойственно объединяться по принципу «свой - чужой»: ведь родственникам, землякам или соотечественникам проще договориться друг с другом. И эта нехитрая формула действует в том числе и в уголовном мире. Хотя это вовсе не значит, что жертвами всегда становятся «чужие», достается и «своим» - в этом, как известно, преступность интернациональна.





По бытующему в правоохранительных органах мнению, каждая из «этнических» преступных группировок специализируется на чем-то своем. Кто-то угоняет автомобили (считается, что это, как правило, славяне), кто-то уделяет больше внимания кражам и похищениям родственников петербургских богачей (в этом грешат на грузин), кто-то ввозит и продает наркотики (здесь правоохранительные органы называют цыган, выходцев из Средней Азии, Азербайджана)...
Не надо думать, что по отношению к своим соотечественникам представители «этнической» преступности ведут себя по-джентльменски. «Своим», пожалуй, достается даже сильнее - ведь они точно не побегут за защитой к милиции. Чаще всего такие преступления остаются скрытыми от общественности. И становятся достоянием гласности лишь тогда, когда принимают массовый характер. Как было, например, с кровавой разборкой двух азербайджанских кланов, состоявшейся еще три года назад.
Конфликт начался на оптовом продовольственном рынке на улице Салова. Там столкнулись представители двух кланов - выходцев из двух соседних районов Азербайджана: Агджабединского и Геранбойского. Большинство из них - не менее сотни человек - перебрались в Петербург в начале 90-х годов. Но если геранбойцы больше торговали на рынке на Салова, то агджабединцы во главе с братьями Гаджиевыми в основном занимались рэкетом в отношении своих земляков и их соседей. С торговцев они требовали ежемесячную дань в 500 долларов. Многие платили, но не все. Самыми активными неплательщиками были родственники Даргах Мамедов и Анвер Мурзаев.
Как установило предварительное следствие, «гаджиевцы» решили проучить строптивых земляков и назначили им «стрелку» на 12 августа 1999 года в районе Коркинских озер во Всеволожском районе Ленинградской области. На встречу «гаджиевцы» числом примерно 25 человек отправились, хорошо вооружившись. Основной арсенал составляли металлические прутья и дубинки, плюс охотничий карабин «Сайга» и газовый пистолет. Мамедов и Мурзаев тоже приехали не одни, с ними была дюжина членов их клана, но никакого оружия с собой они не взяли, надеясь, что конфликт ограничится разговором на повышенных тонах.
Но разговора не получилось. «Гаджиевцы» с криками бросились на опешивших от такого развития событий противников. Один из «гаджиевцев» - Фахри Кечериев выхватил из своей машины карабин и открыл огонь. Первый заряд дроби угодил в одного из «геранбойцев» - Даргаха Мамедова, выбив ему глаз и изувечив лицо, второй попал в грудь. Следующие два заряда достались братьям Гулиевым (одному в грудь, другому в ногу). После четырех выстрелов карабин заклинило и стрельба стихла. В это время младший брат Фахри Кечериева Эльшад в компании еще примерно десятка «гаджиевцев» набросились с металлическими прутьями на Анвера Мурзаева. В результате побоев тот едва не лишился глаза и чудом не стал инвалидом. Серьезно пострадали и остальные участники драки - земляки Мамедова и Мурзаева, еще полтора десятка человек получили различные травмы.
Большую часть участвовавших в драке «гаджиевцев» правоохранительным органам удалось задержать, хотя сами братья Гаджиевы успели покинуть Россию. Большинство задержанных попали под амнистию. На скамье подсудимых оказались лишь братья Кечериевы - Эльшад и Фахри. 25 сентября этого года Ленинградский областной суд вынес им приговор. Эльшада оправдали за недоказанностью - следствию так и не удалось точно установить, кто именно из полутора десятков «гаджиевцев» нанес Мурзаеву телесные повреждения и какова в этом была роль Эльшада Кечериева. Зато старшего брата - Фахри суд приговорил к 17 годам лишения свободы...

Отдел расследований ИД «Кросс-Медиа»
Фото Николая КУХАРСКОГО