Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Сергей тарасов: смерть на взлете

30 декабря 2009 10:00

Одним из погибших в катастрофе «Невского экспресса» стал Сергей Тарасов — депутат (а потом спикер) Законодательного собрания, затем вице-губернатор, сенатор и председатель правления госкомпании «Российские автомобильные дороги», один из самых известных питерских политиков. В «Невском экспрессе» он ехал в первом вагоне (нумерация начиналась с хвоста) — одном из двух более удобных, где установлены самолетные кресла: в остальных вагонах пассажиры едут в шестиместных купе, сидя лицом друг к другу.



Сергей Тарасов, октябрь 2009 года
Сергей Тарасов, октябрь 2009 года


Кстати, известный адвокат Борис Грузд и его коллега по адвокатскому бюро Юрия Шмидта Леонид Сайкин, постоянно путешествующие в Москву для участия в процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, уцелели лишь по счастливой случайности. Билетов в первый вагон им не досталось, и сейчас они благодарят судьбу за такую «неудачу». Сергею Тарасову билет, ставший несчастливым, достался. В этом году он отметил 50-летие...
У него была, как казалось, счастливая и благополучная судьба: все удавалось. Комсомольская карьера, плавно перешедшая в успешный бизнес. Женитьба на дочери Алисы Фрейндлих (в 2001 году он, будучи спикером ЗакСа, будет вручать Алисе Бруновне знак почетного гражданина Петербурга). Депутатство в городском парламенте, а затем, летом 2000 года, после долгих и безуспешных попыток депутатов второго созыва избрать спикера — пост председателя городского парламента, второго по статусу лица города.
Время «правления» Тарасова в Мариинском дворце — одно из наиболее запомнившихся. Его предшественник, Юрий Кравцов, конечно же, был лучшим законодателем, чем Тарасов, а его преемник, Вадим Тюльпанов, — лучшим организатором. Но с Тарасовым было, наверное, легче всего: он, лишенный «чувства дистанции», был в городском парламенте лишь первым среди равных.
Он с иронией относился к собственной должности и собственному возвышению, был благожелателен и улыбчив со всеми без исключения — начиная со своих заместителей и заканчивая сотрудниками аппарата, и совершенно не казался большим начальником. У него практически не было врагов, и за ним не числились поступки, о которых политику потом стыдно вспоминать.
Он жил легко и свободно, не очень считаясь с условностями (будучи депутатом, летом мог прийти в Мариинский дворец в шортах), а став спикером, жаловался коллегам, что если бы заранее знал, насколько хлопотна эта должность, то вряд ли согласился бы. «Сейчас вечер пятницы, — грустно констатировал он в одном из интервью. — Раньше в это время я уже давно на даче бы сидел, а тут гора документов на столе»…
Осенью 2002 года, когда губернатор Владимир Яковлев боролся за третий срок, Тарасов встал на его сторону — и в третьем созыве ЗакСа в январе 2003 года проиграл бой за кресло спикера своему бывшему заместителю Вадиму Тюльпанову. Тарасов ушел в тень, а осенью 2003 года сменил ветвь власти — Валентина Матвиенко, став следующим губернатором, предложила ему быть одним из ее заместителей, курирующих образование, культуру, науку, спорт и молодежную политику. И, наверное, за всю историю Петербурга это был единственный вице-губернатор, который при всем положенном «прикиде» в День города возглавлял колонну байкеров.
Через четыре с половиной года, в мае 2008-го, когда Виталий Мутко стал министром в правительстве Владимира Путина, освободилось место сенатора от Смольного — и его занял Тарасов. А еще через полтора года он покинул Сенат, став главой автодорожной компании, и почти в это же время женился во второй раз — 10 октября у него была свадьба. Но начать новую жизнь по-настоящему он так и не успел: нелепая гибель настигла его на очередном взлете…
Как политик он мог поддерживать или не поддерживать те или иные решения, тех или иных губернаторов или президентов. Конечно, он не был лишен недостатков. Но он был добрым и хорошим человеком, он не делал подлостей ради карьеры, не лгал и не притворялся, и не говорил о коллегах за спиной диаметрально противоположное тому, что говорил им в лицо.
Он оставил о себе добрую память. И как жаль, что ему было отпущено так мало…

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото ИНТЕРПРЕСС