«алкогольная очередь»

20 февраля 2003 10:00

В прошлый четверг сотрудниками УБОП был задержан крупный деятель питерского алкобизнеса Антон Хохлов. Директор ликероводочного завода «Альянс» обвиняется в организации покушения на свою сводную сестру Инну Немцину и взрыва в котельной спиртзавода «Биопром».



В гендиректора ликероводочного завода «Нива» Инну Немцину стреляли полгода назад, в августе 2002-го. Вместе с коммерческим директором предприятия она ехала по Таллинскому шоссе. В Волосовском районе, на участке между Каськово и Кемболово, автомобиль был обстрелян из автомата. Немцина и ее подчиненный не пострадали, но шофер оказался в больнице с огнестрельным ранением. Было возбуждено уголовное дело о покушении.
«Алкогольная очередь» на Таллинском шоссе произвела большой шум. Основные подозрения сразу сосредоточились на Антоне Хохлове. Едва преодолев шоковый стресс, Инна Александровна публично обвинила в попытке убийства своего сводного брата. Тот в ответ повторил собственные аналогичные обвинения в адрес сестры.
В свое время отношения между Немциной и Хохловым были теплыми, а сотрудничество весьма тесным. Три года назад Хохлов и Немцина поспособствовали питерскому водочному королю Александру Сабадашу в устранении губернаторского советника Вениамина Грабара, который вел собственную игру на региональном алкорынке - Грабар был обвинен в вымогательстве и попал под уголовное преследование. Но все изменилось после того, как Хохлов разошелся с Сабадашем. Немцинская «Нива» осталась в конгломерате сабадашевских алкогольных предприятий, с которым хохловскому «Альянсу» приходится конкурировать.
Похоже, к экономическим противоречиям примешан острый личный мотив. Взаимная ненависть Немциной и Хохлова переходит грань рационального. Оба считают друг друга предателями и потенциальными убийцами, причем постоянно и с большим надрывом делятся своими подозрениями с пользователями Сети и читателями газет.
Война велась более чем серьезно. Обыски в офисе, на квартире и даче Хохлова выявили четыре незарегистрированных ружья, малокалиберную винтовку, гранату, 400 граммов тротила, телефонную «прослушку»... Трудно сказать, на что рассчитывал хозяин этого арсенала, чье имя уже в день покушения прозвучало во вполне определенном контексте. Возможно, иррациональная ненависть притупила его бдительность.
Обвинения в адрес Антона Хохлова пока что не являются доказанными. К сожалению, в любом случае - будет он изобличен или же оправдан - алкогольная война в регионе едва ли прекратится. Слишком много сильных и агрессивных фигур оперирует на этой поляне. Хорошо, что не все они столь эмоциональны, как Инна и Антон.

Семен ГЛЕБАКОВСКИЙ