Североатлантический мост

6 марта 2003 10:00

Все разговоры сегодня - естественно, об Ираке. Колин Пауэлл уверяет общественность в том, что Саддам Хусейн играет с мировым сообществом в кошки-мышки, уступая ровно столько, на сколько удалось вынудить его это сделать. США наращивают военную группировку в Персидском заливе, численность которой скоро превысит 300 тысяч человек. Кто-то уже подсчитывает возможные потери от военной операции, говорят, что полтора миллиона иракцев могут стать беженцами, а 30 тысяч американских солдат после очередной «бури в пустыне» могут не вернуться домой. По всему миру проходят антивоенные манифестации. Российское руководство намекает на то, что наша страна может наложить вето на возможную санкцию Совета безопасности ООН, разрешающую начать войну...



Мы тоже решили не оставаться в стороне и обратились к человеку, в этих вопросах весьма сведущему. Наш собеседник - Фредерик Лоренц, профессор права из университета города Сиэттл штата Вашингтон. А в недалеком прошлом - военный юрист. За его плечами 27 лет службы юристом в корпусе морской пехоты США, работа международным советником в Боснии и Сараево. Сегодня он читает лекции студентам по правовым вопросам применения силы и проведения международных гуманитарных операций. Читает их не только в Америике, но и у нас - на юридическом факультете и факультете международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета.
- Большинство моих студентов - и в России, и в США - против войны в Ираке, - говорит Фредерик Лоренц. - Студенты считают, что в основе конфликта - иракская нефть, но, хотя этого и нельзя отрицать, все же я думаю, что это излишне поверхностный взгляд. Мне кажется, что, несмотря на обилие разговоров о предстоящей военной операции, мы не уделили достаточно внимания тому, что может быть с Ираком после войны. Я видел в Боснии и Сараево, какие огромные проблемы встают перед теми государствами, которые испытали военную силу на себе. Хотя думаю, что решительная политика США в отношении Ирака была плодотворна - она и привела к тому, что режим Саддама Хусейна пошел на уступки, разрешил работу инспекторов ООН. Политика сдерживания, о которой говорили во времена холодной войны, не срабатывает в отношении Ирака. Саддам не следует логике, не реагирует на дипломатические подходы и нормы, злоупотребляет властью. Поэтому речь и идет о применении силы. Все должно решиться в течение ближайших недель. Я не думаю, что это может привести к глобальному военному конфликту. Хотя большое беспокойство испытывают по этому поводу в Турции, где может начаться конфликт с курдами, в Иране, который граничит с Ираком...
- Антивоенные настроения в мире сегодня очень сильны. Но если сравнивать, скажем, с протестами времен войны во Вьетнаме, то сегодня движение протеста не столь организованно. Хотя, если война примет затяжной характер или события будут развиваться не в том направлении, которое ожидают, эти настроения, вероятно, возрастут. И все же военные сложности преодолимы. А вот что нас будет ждать в гуманитарной области через год, три, пять лет? Не думаю, что США настроены на то, чтобы удерживать Ирак в течение десятилетий. Это и невозможно. У нас уже есть один свежий пример военной операции в Азии - Афганистан. И хотя в целом операция прошла успешно, все же сегодня миротворцы контролируют лишь небольшую часть страны - около 10% территории в районе Кабула. А в горах - по-прежнему террористы...
- Сейчас широко обсуждается тема возможных потерь. К примеру, рассуждают о том, будут ли иракцы сопротивляться до последней капли крови. Думаю, нет. Думаю, Хусейн контролирует страну за счет страха и террора. Но если Саддам применит химическое оружие или другое оружие массового поражения, последствия могут быть очень серьезными. Можно только надеяться, что военный конфликт, если он разразится, не затянется и не повлечет больших потерь...
- «Иракский кризис» разразился и в Европе. Не думаю, что антивоенную позицию европейских стран и России правильно называть антиамериканской. Но проблемы серьезные. Я имею в виду жесткую позицию Германии и Франции. Ведь политика США во многом обусловлена страшными событиями 11 сентября 2001 года, которых, к счастью, не переживала Европа. Кое-кто у нас сегодня даже говорит о том, что в ответ на позицию Франции надо вывести оттуда американские военные базы и перевести их, скажем, в Румынию и Латвию... Надеюсь, что в ближайшее время будут идти интенсивные переговоры, которые позволят избежать непонимания, в том числе в отношениях России и США. Кстати, в Америке существует мнение, что именно Россия, которая идет курсом Путина, ориентированным на сближение с Западом, может стать тем мостом, который сблизит Европу и США...

Николай ДОНСКОВ