В пленку обутый...

15 ноября 2012 10:00 / Политика

История противостояния маленькой компании «Карго Сервис» и гиганта «Воздушные ворота северной столицы» («ВВСС», в просторечии — аэропорта Пулково) показывает, как легко в России можно выкрутить руки малому бизнесу и остаться безнаказанным.

 Учитывая, что в аэропорту Пулково большинство арендаторов люди невеликие, можно предположить, что история эта не единична. Только возмутиться пока решился один-единственный бизнесмен.

Как большая компания наказала маленькую за строптивость


А начиналось все солнечно. Когда в 2010 году было принято решение о модернизации петербургского аэропорта и строительстве нового терминала, управлять «ВВСС» стал международный консорциум — банк ВТБ, немецкий оператор Fraport AG и греческая инвестиционная группа Copelouzos. ВТБ пригласил нового генерального директора Сергея Эмдина, который к авиации отношения не имел, но руководил в Иркутске 12 теплоэлектростанциями, тремя ГЭС и 20 угледобывающими компаниями.


С Эмдиным пришла новая команда, которая начала ревизию хозяйства. Коммерческим директором по неавиационной деятельности стал Федор Мурыгин, до этого занимавшийся остеклением. Он вызывал к себе всех арендаторов и просил рассказать, как они видят развитие своего бизнеса.

Дошла очередь и до «Карго Сервиса», компании, которая упаковывает багаж пассажиров в пластиковую пленку. По словам Александра Федосеева, генерального директора фирмы, ему сразу дали понять, что так мало, как раньше, он платить не будет: «Я сказал, что понимаю, все взрослые люди. Мы готовы платить максимальные деньги в аэропорт».

Вдохновленный беседой Федосеев пошел узнавать о новых технологиях, более экономичных и прозрачных, и обсчитывать финансовую модель. Вскоре он остановил выбор на компании Seal and Go, которая производит лучшее упаковочное оборудование в Европе. Федосеев принес коммерческому директору «ВВСС» все расчеты, модели и фото. Мурыгин захотел посмотреть, как эти машины работают, и они вместе полетели в Голландию.

На обратном пути Мурыгин сказал, что машины ему понравились и он готов подписать с «Карго Сервисом» договор на три года.


«А потом я опешил, — говорит Федосеев. — Он предложил рассчитать, какая сумма будет в кассу, чтобы не было претензий у учредителей, у немцев… И хотел бы еще тысяч пятьсот в месяц переводить в какую-либо компанию как гонорар. А когда мы отобьем оборудование, 18 млн рублей, то должны будем переписать его вместе с контрольным пакетом еще на одну компанию. Я возмутился, но он сказал, что «акционеры» так хотят. Какие акционеры — не уточнил».


По словам Федосеева, он в этот момент думал про свой бизнес и промолчал, когда ему «внедрили человечка, который будет снимать отчетность с флэшечкой, чтобы не пропустить, когда вы отобьете оборудование». «Этот человек, Алексей Копенкин, к нам потом каждую неделю приходил. Но у нас все прозрачно, мы и не возражали».


Договор был подписан 31 декабря 2010 года на три года. По нему «Карго Сервис» обязан был платить 3 миллиона рублей в месяц за аренду площадей плюс 7 % от ежегодной выручки.

Договорчик

Спустя пару месяцев Мурыгин пригласил Федосеева в кафе. Вместе с коммерческим директором пришел некто Барри, который принес «договорчик» о том, что Федосеев должен переводить в некое ООО «Сфера» 66,5 % прибыли, но не менее 30 миллионов в год.

Федосеев показал договор юристам. Они сказали, что он никакой силы не имеет. «Я его подписал. И человек этот тоже подписал. Так и написал: «Барри». Договор теперь в уголовном деле лежит», — забегая вперед, объясняет бизнесмен.


Договор этот прекрасен. Мало того, что, как только инвестиции окупятся, «Карго Сервис» должен передать в собственность ООО «Сфера» 51 % уставного капитала фирмы — владельца оборудования. Пока договор действует, «Карго Сервис» обязан:

— вложиться оборудованием — 6 упаковочных станков;
— привлечь средства для бесперебойной работы;
— набрать сотрудников и организовать производственный процесс;
— вести всю документацию, бухгалтерский учет, при необходимости выступать в суде и т. д. и т. п.

В свою очередь, ООО «Сфера» в лице «Барри»:
— создает условия для эффективного использования оборудования;
— проводит аудит и консультации в области управления предприятием;
— проводит оценку совместной хозяйственной деятельности.

Мухлеж или политика?

Поначалу Федосеев относился к этой истории с философским спокойствием: «Шли сплошные разговоры, которые ничем нам не угрожали». Но когда намеки на то, что пора начинать платить, стали постоянными, Федосеев пошел к генеральному директору Сергею Эмдину. По его словам, он уже не мог понять: то ли это один коммерческий директор мухлюет, то ли это политика в «ВВСС» такая. Тем более что ему дали понять, что «фонд учредителей ВТБ» должен составлять не менее 30 млн рублей в год».

На всякий случай он положил в карман диктофон.

«Я так и сказал ему — ваш Мурыгин дал мне каких-то Барри и Алексея, которые непонятно чем занимаются! На что Эмдин спокойно ответил: «Ну что вы хотите, Александр, мы строим аэропорт, нам нужны финансы».

Выйдя от генерального директора, Федосеев позвонил начальнику безопасности ВТБ и описал ему ситуацию. Тот, по словам бизнесмена, сказал, что ничем помочь не может и на ситуацию не влияет.

Спустя несколько дней при встрече с Федосеевым (опять-таки — по его словам), Мурыгин поинтересовался, зачем тот ходил жаловаться к директору и чего добился. И напомнил, что пора платить первые 5 миллионов рублей.

Довели до ручки

Тут у Федосеева кончилось терпение. Он суммировал все, что от него требовали. Помимо официальных платежей, получилось многовато: не менее 30 млн руб. в год, отдать подставной фирме оборудование (когда окупится) и 51 % акций его собственной компании.


Он пошел на Литейный, 4, и написал заявление о том, что «Мурыгин Ф. Ю. требовал от меня денежные средства, ставя меня в крайне невыгодные условия и угрожая в противном случае расторжением договора аренды…»


В УФСБ по Петербургу и Ленинградской области историей заинтересовались. В постановлении № 451518 от 24.10. 2011 о возбуждении уголовного дела говорится, что поводом для возбуждения стали заявление Федосеева и «рапорт об обнаружении признаков преступления». К делу приобщили учредительные документы, платежки, а также «рассекреченные материалы, отражающие результаты проведения оперативно-разыскных мероприятий «прослушивание телефонных переговоров гражданина Мурыгина Ф. Ю. от 10 и 11.10.2011».
В ходе следственного эксперимента при получении 5 млн рублей был задержан посредник. Им оказался тот самый Алексей Копенкин, который регулярно приходил с флэшкой в «Карго Сервис» для получения информации о бухгалтерии и отчетности. В момент, когда Федосеев отдавал Копенкину переписанные купюры, в помещение зашли ОБЭП Московского района вместе с ФСБ.


Следователь Степанова О. Н. установила, что «Копенкин А. В., не являясь сотрудником ООО «ВВСС», совместно и по предварительному сговору с неустановленными лицами 14 октября 2011 года (…) путем обмана, не имея на то полномочий, под предлогом нерасторжения в одностороннем порядке договора (…) между ООО «Карго Сервис» в лице генерального директора Федосеева А. М. и ООО «ВВСС» в лице генерального директора Эмдина С. В., пытался завладеть принадлежащими Федосееву А. М. денежными средствами в сумме 5000000 рублей, то есть в особо крупном размере».


«Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ» (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере), 24 октября 2011 года было возбуждено уголовное дело.

Замылили


25 октября в 15:20 постановление было представлено в прокуратуру. А 26 октября заместитель прокурора Петербурга А. В. Кикоть это постановление отменил. Гадать, что произошло за неполные сутки, бессмысленно, однако основанием для отмены уголовного дела стало заявление Копенкина о том, что 5 миллионов рублей Федосеев… дал ему в долг. При этом прокурор Кикоть не отрицал наличие прослушки переговоров Мурыгина, где были зафиксированы диалоги типа «он не отдает… а ты надави…» и пр.

Дело направили на дополнительную проверку. Спустя месяц, 28 ноября 2011 года, в возбуждении уголовного дела было снова отказано.

Из постановления об отказе: «В ходе проведения дополнительной проверки были получены:

— результаты оперативно-разыскных мероприятий, свидетельствующие о том, что Копенкин А. В. являлся посредником при передаче денежных средств от Федосеева А. М. Мурыгину Ф. Ю.;
— дополнительные объяснения Федосеева А. М. с приложением к ним записей разговоров между ним и Мурыгиным, также свидетельствующих о том, что Копенкин А. В. являлся посредником при передаче денежных средств (…)».
На основании изложенного — ОТКАЗАТЬ.

Ушли по-тихому

Дело закрыли, но внезапно в жизни бизнесмена Федосеева наступила светлая полоса. На дворе стояла осень 2011 года — впереди была череда выборов. Владимир Путин лично курировал строительство нового терминала в Пулково и не раз заявлял, что Пулково должно стать одним из крупнейших авиационных хабов не только России, но и Европы.


Само ли руководство «ВВСС» догадалось, что не время выносить сор из избы, или сверху дали по шапке — не важно. Важно то, что Федосеева пригласил к себе Алексей Курдюмов, начальник службы безопасности Пулково, извинился за некрасивую историю, попросил спокойно работать, никуда не жаловаться и пообещал, что все «безобразия» будут устранены вместе с Мурыгиным. Наученный горьким опытом Федосеев теперь на все встречи с начальниками ходил только с диктофоном.

Как и обещал Курдюмов, Мурыгина в «ВВСС» не стало. Правда, его не уволили — он ушел по собственному желанию. И, как говорят, с «золотым парашютом». Проверить информацию про щедрое выходное пособие нет возможности, потому что сам Мурыгин ни по одному телефону не отвечает, а в Пулково о нем предпочитают не говорить вовсе.

В официальном ответе «Новой» пресс-служба «ВВСС» подтвердила, что «руководитель ООО «Карго Сервис» написал заявление в правоохранительные органы о якобы имевшемся факте вымогательства у него денежных средств. В рамках расследования правоохранительные органы в ООО «ВВСС» не обращались, несмотря на это, дирекцией по экономической безопасности ООО «ВВСС» было проведено собственное расследование, по результатам которого злоупотреблений выявлено не было. Коммерческий директор Ф. Мурыгин уволился из ООО «ВВСС» по собственному желанию».

В беседе Ярослав Зубилов, директор «ВВСС» по взаимодействию с органами власти и СМИ, добавил, что, скорее всего, Мурыгин покинул компанию по личным обстоятельствам, и это просто совпало с открытием и закрытием уголовного дела.

Безусловно, такая версия имеет право на жизнь. Но если и внутреннее расследование не нашло злоупотреблений, и уголовные дела закрыты по-честному, то почему оклеветанный Мурыгин не подал иск к Федосееву о защите чести и достоинства? Или тихий уход был одним из условий того, что дело будет замято?

Палки в колеса

Полгода, когда «Карго Сервис» спокойно занимался бизнесом, пролетели незаметно. Сначала им под бок поставили конкурента со старенькими «обмотками», который благодаря заниженной арендной плате и отжившему оборудованию мог демпинговать.

«У нас, конечно, не было в договоре пункта об эксклюзивности наших услуг, но элементарный здравый смысл подсказывал, что если мы потеряли 50 % выручки, то и аэропорт от этого богаче не стал», — говорит Федосеев.

Затем пошла череда проверок — якобы оборудование «Карго Сервис» сильно пахнет и жжет руки пассажиров. В «ВВСС» посчитали, что «оборудование обладало высоким уровнем шума, выделяло запах разогретого пластика при упаковке багажа пассажиров, что неоднократно являлось поводом для обращения граждан в ООО «ВВСС» и Роспотребнадзор».

Пассажиров, надышавшихся пластиком, увы, найти не удалось. Как и Мурыгина, который перед заключением договора ездил в Голландию, пришел от машинок в восторг, рук не обжег и вони не заметил. Кстати, в других аэропортах России, где работает «Карго Сервис», ни на шум, ни на запах никто не жаловался.

Потом выяснилось, что в аэропорту тесно, а оборудование «Карго Сервиса» занимает много места. До того как эта претензия появилась, рядом с машинами Федосеева впихнули еще одну «мотальную» компанию (см. выше). И действительно стало тесно.

«ВВСС» настаивает, что виной всему — резко возросший пассажиропоток: «По нашим прогнозам, рост пассажиропотока должен был быть ниже, чем в реальности случилось. С некоторыми арендаторами нам пришлось расторгнуть договор, иначе не обеспечивались пожарные и санитарные требования». На вопрос, почему, если менеджеры аэропорта просчитались в прогнозах, страдать должен тот, кто в этом не виноват, Ярослав Зубилов отвечает легко: «Любой бизнес — это вопрос риска».

Воруют

Но основной предлог, под которым «ВВСС» решило избавиться от «Карго Сервиса», — «они воруют»!

В беседе с «Новой» Зубилов сказал: «У нас нет доказательств, но мы понимали, что они скрывали доходы. Мы наблюдали, у нас везде стоят видеокамеры, мы произвели приблизительный подсчет».

Однако в официальном ответе, который пришел в редакцию спустя пару дней, сказано: «Летом 2012 года в ООО «ВВСС» поступила оперативная информация, что ООО «Карго Сервис» существенно занижает данные о количестве упакованного багажа пассажиров в аэропорту Пулково путем скручивания данных со счетчиков учета упаковочных машин, что, в свою очередь, приводит к сокращению доходов ООО «ВВСС» и занижению налогооблагаемой базы. В ООО «Карго Сервис» был направлен запрос с просьбой раскрыть информацию о доходах компании с целью соблюдения условий выполнения действующего договора, в удовлетворении запроса было отказано».


Мы спросили «Карго Сервис» — почему они лезли на рожон и не хотели раскрывать информацию о доходах. В ответ получили копию их письма коммерческому директору Евгению Ильину, который просил предоставить методику получения информации о доходах компании:

«Мы готовы предоставить следующие возможности:
— Два раза в сутки, в конце дневной и ночной смены, присутствовать при закрытии смены и распечатывании Z-отчета. Копию данного отчета сотрудники ООО «ВВСС» забирают и передают в соответствующее подразделение аэропорта. Смены закрываются в 8:00 и 20:00.
— Все машины нашей компании оснащены электронными счетчиками, что позволяет сотрудникам ООО «ВВСС» самостоятельно контролировать счетчики упакованного багажа и сравнивать их с отчетами».

Штурм

Но и вонь от оборудования, и теснота в зале, и раскаленный пластик, и «воровство» были прелюдией к последнему акту упаковочной драмы. 24 августа «ВВСС» послала «Карго Сервису» уведомление о расторжении договора.

В «ВВСС» уверены, что все было сделано по закону: «Наши действия по расторжению договора (…) осуществлялись в соответствии с пунктом 6.7. договора, которым предусмотрено право арендодателя по своему усмотрению (вне зависимости от причин) отказаться от исполнения договора. (…) Последним днем действия договора было указано 24.10.2012».

У «Карго Сервиса» своя точка зрения. Они согласны, что есть пункт 6.7. Но, по их мнению, договор завизирован в Федеральной регистрационной службе, для которой основанием для расторжения могут быть только согласие сторон или суд. «Мы написали, что не согласны, так как у нас есть увольнение сотрудников, компенсации, пленка с логотипом Пулково на складе, расходы и упущенная выгода. В договоре не написано, что все расходы должны нести мы. Мы подали в суд на незаконное расторжение и на компенсацию 60 млн рублей», — говорит Федосеев.
Дело уже находилось на рассмотрении в Арбитражном суде, когда 25 октября 2012 года «Карго Сервису» вырубили электричество. Они начали паковать багаж вручную.

Глубокой ночью с 26 на 27 октября в здания Пулково-1 и Пулково-2 вошли люди в форме ЧОП «Град» (частное охранное предприятие ВТБ), оцепили упаковочное оборудование, нагнали толпу таджиков, которые подхватили многотонное оборудование и вынесли его на улицу. Срочно вызванные сотрудники «Карго Сервиса» снимали все это на видео. На нем хорошо видно, что в зале хозяйничает «Град», полиция стоит в сторонке и не вмешивается, а администратор аэропорта бежит к выходу и помогает открывать двери.

В компании считают, что была совершена кража: «Нам не оставили никаких документов о том, что оборудование вывезено. Нашли мы его на складе только на следующий день. ЧОП не имел права хозяйничать в залах аэропорта, а правоохранительные органы были не в курсе».

В «ВВСС» произошедшее прокомментировали более чем спокойно: «Компания обязана вывезти свое имущество из аэропорта, что сделано не было. 25.10.2012 в ООО «Карго Сервис» было направленно повторное уведомление. (…) В этой связи оборудование было перевезено на склад под ответственное хранение».

Ярослав Зубилов не отрицает, что, пока упаковочные машины грузили в фуры, их слегка повредили: «Но это проблема компании, осуществлявшей перевозку грузов. Лично «ВВСС» перевозкой и подъемом груза не занимались. Поэтому специализированная организация и оплатит все расходы».

Тяжба

«Карго Сервис» через суд требует признать действия ВВСС по досрочному прекращению договора аренды незаконными, а также взыскать недополученную прибыль в размере более 60 млн руб. в пользу ООО «Карго Сервис».
30 октября, уже после злополучной ночи, Арбитражный суд вынес решение: «Запретить ООО «ВВСС» чинить препятствия для осуществления ООО «Карго Сервис» предпринимательской деятельности (…)».

Естественно, «ВВСС» это решение обжаловали. Их жалоба была отклонена. Короче, впереди большая и долгая тяжба. Как ни странно, в «ВВСС» считают, что вся эта канитель выгодна Федосееву: «Принимая во внимание высокую доходность бизнеса, ООО «ВВСС» считает, что действия ООО «Карго Сервис» направлены на затягивания конфликта с целью извлечения максимальной прибыли». Странно, конечно, когда в таком высокодоходном бизнесе, как аэропортовый, считают, что судиться лучше, чем работать.

Стыдное

Когда материал был готов к печати, автору позвонили:
«Для объективности расследования спросите у Федосеева, какая у него была раньше фамилия и почему он ее поменял?»
«Это имеет отношение к конфликту?»
«А вы спросите, спросите», — продолжали говорить загадками на том конце провода.

Александр Федосеев, оказывается, раньше звался Александром Арутюняном. Отвечая на этот вопрос, он почти кричал: «Я русский и живу в России. Почему я не могу носить фамилию своей матери? Я хоть на пресс-конференции готов об этом говорить».

В интернете нашлось упоминание «нашего» Арутюняна. 6 июля 2012 «КП» писала о проблемах Пулково, в том числе там упоминался и Федосеев. Под статьей спустя пару дней появился комментарий (орфография сохранена): «Позновательная статья, вот только ген. директор «Карго сервис» Александр Федосеев, на самом деле Ашот Арутюнян, сменивший имя».

Интересно, кто бы это мог написать?

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.