Мэр – всем в примэр

16 июня 2003 10:00

Москва, как известно, является самым богатым и преуспевающим российским городом. Принято считать, что это обусловлено ее столичным статусом. Впрочем, мэр Москвы Юрий Лужков утверждает, что дело вовсе не в привилегированном положении региона, а в организации управления, и многое из московского опыта можно перенять другим субъектам федерации.




«В бюджете нет денег, поэтому надо проявлять инициативу и учиться зарабатывать», - говорит Лужков, рассказывая, в частности, как столичное правительство содействовало развитию малого бизнеса. «В нем сегодня занято около 2 миллионов человек - это инициативные люди, которые «наелись» государственными зарплатами и готовы рисковать, вкалывать круглосуточно, но и получать соответствующие доходы», - пояснил Юрий Михайлович.
Увеличение доходов граждан повлекло за собой рост розничной торговли (каждый третий рубль сегодня тратится в Москве) и успехи строительного комплекса (которые опять же были бы невозможны, если бы отсутствовал спрос на недвижимость). «Конечно, у нас есть олигархи, приобретающие супердорогие квартиры, но массовый спрос на жилье стоимостью 800 - 900 долларов за квадратный метр исходит именно от представителей среднего класса», - уточнил он. И, похоже, остался недоволен, когда один из журналистов напомнил о том, что восемьдесят процентов российских денег сосредоточены именно в Москве.
«Да, в столице расположены крупнейшие банки, но, во-первых, мы их денег не видим, а во-вторых, я специально их привлекал, предоставлял лучшие здания. Кто мешал Питеру сделать то же самое?» - парировал Лужков. Он утверждает, что Москва бы ничего не потеряла, если бы столичные функции решили передать другому городу, добавив, что с особой радостью распрощался бы с Минфином. «Там за последние восемь лет сменилось 9 министров, и каждому надо было дать квартиру», - пояснил Юрий Михайлович. Заметим: в свое время Владимир Яковлев, напротив, говорил, что из всех столичных функций хотел бы иметь в Петербурге только Минфин, так что его точки зрения с Лужковым трогательно совпадали. Оставалось только уговорить Минфин... Впрочем, мало кто принял слова Лужкова всерьез. Все понимали, что мэр Москвы слегка лукавит, и крупнейшие банки и корпорации осели в столице не только потому, что там им дали красивые дома под офисы. Крупный бизнес в России весьма зависим от власти. И близость к ней, в том числе и территориальная, необходима до чрезвычайности...
Хотя, с другой стороны, все это не умаляет заслуг московского правительства. Лужков много сделал для своего города, и не случайно на определенном этапе его имя стало нарицательным: стоит напомнить, что во время выборной кампании 1996 года Яковлева пытались называть «питерским Лужковым», противопоставляя его, «крепкого хозяйственника», «политику» Собчаку. Сегодня об этом противопоставлении можно вспоминать лишь с улыбкой. Очевидно, что если бы Лужков был тем простым хозяйственником, каким он себя изображал, он не продержался бы так долго на своем посту.
В начале 90-х он первым выбрал себе образ, делающий его привлекательным в глазах тех, кто разочаровался в политиках, далеких от насущных проблем. Но этот образ - не более чем удачная маска. Лучшим доказательством тому являются отношения Юрия Михайловича с верховной властью. По словам Лужкова, в начале 90-х у него сложились хорошие отношения с Борисом Ельциным: Москве даже разрешили проводить приватизацию по-своему.
«Несмотря на острейший конфликт с Анатолием Чубайсом, мне было достаточно комфортно, - говорит столичный мэр. - Но в 1994-м появились газетные публикации, намекающие на якобы появившиеся у меня президентские амбиции. Тучи развеялись лишь в 1996-м, когда стало очевидно, что я не собираюсь претендовать на высший пост. Но наступивший было мир оказался недолгим. После избрания Ельцин перестал эффективно работать. Началась раздача собственности, появились структуры, присвоившие природную ренту. На меня началось мощнейшее наступление: буквально каждый день из телепередач я узнавал о себе что-то новое... Однако москвичи избрали меня вновь, а Ельцин ушел в отставку. С Владимиром Путиным у меня сложились доверительные отношения, которыми я очень дорожу. А вот отношения с правительством - прохладные. Во-первых, я не считаю, что действия кабинета министров обеспечивают развитие реальной экономики. А во-вторых, центр начинает все более ущемлять интересы регионов. И не только бюджетные: многие функции забрали наверх, складывается впечатление, что мы живем не в федеративном, а в унитарном государстве. И это приводит к тому, что многие регионы теряют стимул проявлять инициативу. Я убежден, что это опасно для России, потому что такой страной нельзя управлять из одного центра, и не собираюсь молчать и скрывать свое мнение».
В устах хозяйственника, каковым Лужков изображал себя долгие годы, такой монолог был бы немыслим. Не говоря уж о том, что хозяйственник вряд ли смог бы с таким искусством развести президента и правительство (которое, как известно, формируется исключительно по указаниям президента) и взвалить все грехи на чиновников, с которыми испортить отношения не так страшно. Еще одним подтверждением тому, что московский мэр является прекрасным политиком, стал его ответ на вопрос о дальнейшей судьбе питерского губернатора Владимира Яковлева. «Вы же понимаете, что здесь я ничего не могу комментировать», - с обаятельной улыбкой объяснил Юрий Михайлович...

Виктория РАБОТНОВА
фото ИНТЕРПРЕСС