Сапожник - без сапог, подводник - без воды

17 июля 2003 10:00

В стародавние времена жизнь моряков не особенно ценилась, во всяком случае моряков подневольных. Гребцов на галерах приковывали цепями - так что если что шансов спастись у них не оставалось. А матросов на военные корабли набирали из тех, кто не умеет плавать - чтобы бились до последнего и не было соблазна покинуть корабль, так что в случае чего они шли ко дну всей командой. Но это в мрачные времена рабовладельчества и средневековья. А что сейчас? Ведь, кажется, нет ничего проще, как научить будущего моряка плавать, если он по какому-то недоразумению не овладел этим еще в детстве. Но... У нас в стране, как известно, теория и практика - два разных берега, между которыми бушует океан. Теоретически все кажется простым и очевидным, а на практике оказывается совершенно неразрешимым. Словно галерные цепи тянут ко дну...



В начале июля начались вступительные экзамены в военные вузы, в том числе - военно-морские. Таких, известных своей историей и традициями, в нашем городе - морской столице России - немало. Один из них - Морской корпус Петра Великого Санкт-Петербургский Военно-морской институт, что на Лермонтовском проспекте (в прошлом известный как Высшее Военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола). Казалось бы, что за вопрос - должен ли подводник уметь плавать? Конечно, должен. Умеет? - проверим, не умеет? - научим. Логика вроде бы железная.
Проверить умение плавать при поступлении в институт можно, конечно же, только практически. И это в принципе несложно. Тем более если учесть, что вступительные экзамены в большинстве военных вузов (в том числе в ВМИ) проходят на летней базе, где все абитуриенты сдают нормативы по физподготовке. Правда, для этого нужно озеро, оборудованная площадка - по сути открытый бассейн. Такой у подводников есть. Но нужна еще погода. А если с ней не везет (что в нашем климате не редкость)? Тем более, что надо ведь не только один раз проверить во время поступления, надо еще учить в период обучения. Так что нужен нормальный крытый бассейн. Так и он у подводников есть! А вот толку нет. Пошел уже второй год, как бассейн бездействует.
Чуть больше года назад - 7 июня 2002 года - «Ленэнерго» отключил подводникам отопление и горячую воду. Как это обычно бывает в летние месяцы - профилактика. Но профилактика затянулась на год, во всяком случае в спортивном комплексе института. Казармы и общежития, слава богу, отапливаются, часть хозяйственных помещений - тоже, с помощью собственной котельной. Но на бассейн ее мощности явно мало. А при температуре воды 13 градусов курсантов в бассейн, конечно же, не запустишь.
Выходит, во всем виновато нехорошее «Ленэнерго» во главе со своим руководителем Андреем Лихачевым? Не спешите с выводами. Еще прошлым летом «Ленэнерго» договаривался с руководством ВМИ о том, что оно (руководство) берется обеспечить подготовку технической документации для реконструкции сетей теплоснабжения института и предъявить готовность этих самых сетей, после чего будет заключен новый договор, и «Ленэнерго» включит рубильник. И военно-морское руководство дало добро, скрепив протокол о намерениях своими подписями. Правда, в начале этого года руководство института сменилось, в январе пришел новый начальник. Но положение дел осталось неизменным.
Значит, во всем виновато руководство Военно-морского института? У которого, конечно же, своих забот невпроворот. А главная головная боль - деньги. В смысле - их отсутствие, ведь на ремонт институтских сетей горячего водоснабжения, понятное дело, нужны средства? Или виновата инженерная служба Ленинградской Военно-морской базы, которая этих самых средств не изыскала? Словом, вопросы, вопросы... Пока никакого вразумительного ответа на них получить не удалось. В том числе подключившимся к этому ребусу народным избранникам в лице депутата питерского Законодательного собрания Виталия Мартыненко, в прошлом выпускника ВМИ.
А по институту тем временем расползаются нехорошие слухи о том, что, возможно, все дело в деньгах. Но не в казенных, которые в буквальном смысле пойдут в трубу, а в тех, что могли бы пойти во вполне конкретные карманы. Например, руководства ВМИ или той же инженерной службы в виде так называемого «отката». Дело-то в том, что в вечернее время бассейн подводников работает как обычное коммерческое предприятие, куда продают (точнее - продавали) абонементы, и где, заплатив свои кровные, плещутся самые обычные, далекие от несения морских вахт граждане.
А еще многие в институте сокрушаются по поводу того, что почти тысяча обучающихся там будущих офицеров-подводников лишена возможности учиться плавать. Не только в бытовом смысле этого слова, но в приближенных к реальной службе экстремальных условиях: плавать и нырять в обмундировании, овладевать навыками спасения на воде, пользоваться спасательными средствами. Кстати, во время трагедии подводного крейсера «Комсомолец» некоторые моряки погибли именно из-за этого - не смогли воспользоваться спасательными плотиками. И, кстати, память о погибших товарищах в Военно-морском институте - вовсе не абстракция. Здесь хорошо помнят трагедию АПЛ «Курск» и 11 офицеров во главе с капитаном Геннадием Лячиным, которые были выпускниками ВМИ...

Николай ДОНСКОВ