Пусть говорят ленинградцы

Пусть говорят ленинградцы

27 января 2014 20:11 / Культура / Теги: история

К 70-летию полного освобождения города от блокады еще один подарок Лениздата читателям — книга «Ленинградцы.

Блокадные дневники из фондов Государственного музея обороны и блокады Ленинграда», вышедшая из типографии в январе 2014 года. В новое издание вошли дневники жителей блокадного города, никогда прежде не публиковавшиеся. Это совместный проект музейщиков и старейшего петербургского издательства. В музее в Соляном переулке в конце прошлой недели книгу представили широкой публике.
 
«Когда в 1989 году наш музей воссоздавался после разгрома, тысячи ленинградских семей несли сюда то, что у них осталось в память о блокаде, в том числе и дневниковые записи, рукописные и перепечатанные, — рассказывает Сергей Курносов, директор Музея обороны и блокады Ленинграда. — Их приносили и сами авторы, пережившие блокаду, и их дети, родственники, знакомые, соседи… На сегодняшний день у нас огромная коллекция фотографий, писем, воспоминаний, дневников. В книгу включены восемь из них. Но это не просто сборник каких-то случайных записей. 
 
В «Ленинградцах» объединены дневники абсолютно разных людей — по возрасту, по воспитанию, по жизненному опыту, по профессии. Это взгляд на страшные переживаемые тогда события с самых разных точек зрения. Здесь соседствуют блокадные записи: 16-летнего мальчика — бойца противопожарного полка Бори Капранова, главного инженера одной из ленинградских ГЭС, подававших электроэнергию в город, Льва Ходоркова, заведующего райздравотделом Кировского района Израиля Назимова, лектора политотдела 42-и армии Владимира Ге, дознавателя военной комендатуры Ленинградского гарнизона Владимира Кузнецова, преподавателя ремесленного училища при Адмиралтейском заводе Константина Мосолова, который вел дневник вместе со своим маленьким сыном; небольшой, состоящий в основном из цитат дневник цензора Софьи Неклюдовой, записывающей циркулирующие по городу слухи и фразы из писем. Открывают этот увесистый том воспоминания Зинаиды Кузнецовой — 22 июня 1941 года девочке исполнилось 13 лет. Именно с этого дня начинаются ее воспоминания, по точности и яркости описываемых событии больше похожие на дневник. Кажется, что спустя десятилетия Зина как сквозь стену прошла в свою блокаду». 
 
«Очень важно узнать о блокаде из первых уст, — говорит старший научный сотрудник Музея обороны и блокады Ленинграда Ирина Муравьева. — Дневники — это документ, очень значимый исторический источник. Дневники — это средство борьбы с мифами, которыми обрастает блокада. Это энциклопедия городской жизни. Личные записи ленинградцев позволяют нам видеть, что на самом деле происходило в городе в то время. Историческая реальность дана в разных человеческих восприятиях, и тем она полнее и точнее». 
 
«У каждого в жизни своя дорога, которая приводит его к пониманию блокады, — уверена Ирина Алексеева, германист, директор Института перевода. — В моем понимании блокада — великая человеческая духовная проверка. Состояние — когда у людей все отнято и кто они такие? что у них есть? И оказалось — есть у них очень много… «Ленинградцы» — книга, которая прежде всего важна для детей. Им очень важны эти документальные неподдельные свидетельства. Я много работаю со студентами. Я не вижу в новом поколении ничего плохого. Это очень достойные люди новой формации, глубоко исследующие свое нутро, задающие вопросы, ищущие смыслы. Они уже осознают: жизнь — одна. И самое главное — прожить ее по-человечески».
 
"Сущность этой книги — правда и ничего, кроме правды. Не надо от нее закрываться. В блокадном Ленинграде жизнь была разная. И кошек ели, и крыс ели дети, и осиротевшие умирали на улицах… А в то же время в Смольном к чаю подавались ромовые бабы и венские пирожные, — отмечает Наталия Соколовская, писатель, ведущий редактор Лениздата, редактор книги «Ленинградцы» (коллеги называют ее «матерью» книги, без которой та бы не увидела свет, по крайней мере столь своевременно. — Н. П.). — Бесконечно долго продолжаются споры: блокада — трагедия или подвиг? А это неразделимо. Трагедия включает в себя героизм. Трагедия невозможна без героев. Борьба за наш город происходила прежде всего в душах ленинградцев, это хорошо отражено в их дневниках». 
 
«Я еще не прочел книгу до конца, — признается военный историк и переводчик Юрий Лебедев. — Это очень тяжелое, но необходимое чтение для всех нас. И не только в Петербурге, но и в Москве, и вообще в России. Блокада — это не ура-патриотическое, а историческое событие. У этой книги есть будущее. Как говорила Ольга Берггольц: «Никто не забыт, и ничто не забыто».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.