Утвердить нельзя отвергнуть

1 сентября 2003 10:00

Сроки рассмотрения третьей жалобы Виктора Ефимова, оспаривающего законность регистрации Анны Марковой в качестве кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга, нарушены. Впрочем, вряд ли стоит винить в этом служителей Фемиды: они хотели как лучше. Просто те данные, которые были представлены ГУВД, даже после поступления первой порции уточняющих материалов не дают возможности разобраться в деле по существу. Показания руководителей ГУВД, ответственных за проведение проверки, тоже не прояснили ситуацию: скорее наоборот, запутали ее окончательно.




...Вызвать в суд капитана Павла Раевского, возглавлявшего созданную «компетентными органами» координационную группу по проведению выборов, предложили представители Ефимова. По их мнению, он мог рассказать о технологии проведения проверки и ответить на уточняющие вопросы. Однако ничего уточнить Раевский не смог: как выяснилось, он лишь подписывал документы, представленные другими подразделениями. Правда, подписывал он их с легким сердцем, ибо в качестве работы своих коллег уверен. «Вот в итоговой справке, которую вы представили в избирком, сказано, что нарушений, связанных с неточным указанием фамилии, имени и отчества избирателей, в подписных листах Марковой нет. А в расшифровках, представленных вами, такие нарушения обозначены. Какой документ более точен?» - поинтересовался судья. «Они идентичны», - не задумываясь ответил Павел Раевский. «Но как такое может быть?» Тут капитану пришлось задуматься. «Ну я допускаю, что сотрудники включили эти сведения в графу «паспортные данные»», - не совсем уверенно предположил он, заверив суд, что «итоговая цифра точна».
Количество «бракованных» подписей, указанное в разных справках ГУВД, действительно совпадает. Правда, есть одна тонкость. Отвечая на запрос суда, компетентные органы почему-то перепроверили не все подписные листы. Но при этом вывели ту же итоговую цифру, что и по итогам полной проверки. Недостающая часть материалов пришла в суд лишь 28 августа. Тогда же поступила справка, удостоверяющая, что 298 курсантов, чьи подписи фигурируют в марковских листах, в военных заведениях не обучаются. «Раньше мы эту информацию предоставить вам не могли: у нас ее просто не было», - пояснил Раевский. Но объяснить, на основании чего курсантские подписи были объявлены недействительными еще в начале августа, он не смог. «Данные достоверны», - твердил руководитель координационной группы, признавая, правда, что «отдельные ошибки» в справках ГУВД встречаться могут.
Заместитель начальника паспортно-визовой службы Андрей Дашечев с этим категорически не согласился. «Мои сотрудники не могли ошибаться», - заявил он. «Так ли уж не могли? Ведь судя по вашим словам, проверка проводилась во внеурочное время. Люди сидели ночами и набирали на компьютерах фамилии, записанные в листах. Кто-то мог не разобрать почерк сборщика, перепутать какую-то букву», - предположили представители Марковой. «Такого не могло быть! У меня люди с высшим образованием работают», - заверил Дашечев.
«В своем запросе суд попросил указать, в чем именно состоят неточности: без этого мы не можем оценить, идет ли речь о поддельной подписи или о случайной описке. Что означает фраза «данные соответствуют, вычеркнуто по ошибке», которая не раз встречается в вашем ответе?» - спросил судья. «Она означает, что данные первой проверки верны», - быстро ответил Дашечев. «Но написано прямо противоположное!» - удивился служитель Фемиды. «Написано то, что написано. Это такая манера исполнения», - объяснил Андрей Сергеевич. «Но мы просили вас расшифровать информацию», - не сдавался судья. «Хорошо-хорошо! - согласился Дашечев. - Сделаем все, что от нас требуется, дайте только время».
Время дали, тем паче параллельно встал еще один вопрос, связанный с паспортными данными. В городе, как известно, идет массовый обмен документов, и часть граждан совершила эту операцию уже после окончания «подписной кампании». Теперь их автографы считаются недействительными: ведь информация в базе данных уже успела обновиться. «Вы должны указывать, когда именно был обменян паспорт», - считает судья. «У нас эту информацию никто не запрашивал», - парировал Андрей Дашечев.
В итоге суд был вынужден объявить перерыв до 8 сентября, поскольку информация из ГУВД поступит только в конце следующей недели. «По сути, речь идет о третьей проверке: получается, что компетентные органы могут проводить их до тех пор, пока не накопают достаточное количество недействительных автографов», - считают представители Марковой. О «неоправданном затягивании процесса» говорят и «ефимовцы». Остается добавить, что по закону снять кандидата можно не позднее чем за пять суток до дня голосования. Между тем следующее заседание, скорее всего, будет не последним. Известно, что «марковцы» будут стремиться «отбить» более 1000 подписей: понятно, что споры сторон по каждой из позиций рискуют затянуться надолго...
Одновременно становится очевидно, что процесс проверки подписных листов нужно серьезно корректировать: в противном случае в ходе кампании по выборам депутатов Госдумы суды просто погрязнут в бесконечных перепроверках подписных листов.

Вероника АЗАРОВА
фото ИНТЕРПРЕСС