Десант. Специальный репортаж

Десант. Специальный репортаж

26 августа 2014 13:50 / Общество

В Псковской области с 24 августа хоронят десантников. Точное число потерь пока не известно.

Не подлежит сомнению только то, что несколько десятков военнослужащих 76-й Псковской дивизии ВДВ (в их числе и контрактники, и срочники) перестали выходить на связь с близкими 15–16 августа – с тех пор они ничего не знают об их судьбе. На вопросы родителей и жен командование дивизии не отвечает. Прибывший в Псков 22 августа командующий ВДВ ВС РФ генерал-полковник Владимир Шаманов публично заявил: "В нашей десантно-штурмовой бригаде все живы и здоровы". Днем раньше начальник управления пресс-службы и информации Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков назвал "фальшивкой" сообщения украинских СМИ о "захвате на Украине российской БМД и гибели военнослужащих".

Но 25 августа корреспонденты "Новой" и петербургской газеты "Фонтанка.ру" стали свидетелями похорон десантников в Псковской области, информация о гибели которых скрывается. Сегодня родственники военнослужащих 76-й Псковской дивизии ВДВ обращаются к нам с просьбами помочь узнать: живы ли те? Где они находятся? Когда вернутся?..

Трагическое сообщение о гибели старшего сержанта 76-й Псковской дивизии ВДВ 29-летнего Леонида Кичаткина появилось 22 августа в соцсети "ВКонтакте", на странице его жены Оксаны: "Дорогие друзья!!!!!!!!! Леня погиб, похороны в понедельник в 10 часов утра, отпевание в Выбутах. Кто хочет с ним попрощаться, приезжайте". Для связи указывался номер мобильного телефона жены. 23 августа страница Леонида Кичаткина "ВКонтакте" была удалена (скриншот страницы имеется в редакции).

А 24 августа корреспонденты "Новой" позвонили Оксане (есть аудиозапись разговора):

– Вы жена Лени Кичаткина?

– Да. А в чем проблема?

– Есть информация, что Леня погиб.

– Нет! Мой муж рядом со мной стоит. Ему дать трубку?

– А что за информация такая? Откуда?

– Непонятно. Мой муж рядом со мной стоит. Дай бог ему здоровья и всего остального. И побольше, и получше. Я, по-моему, не похожа на вдову плачущую.

– Эта информация есть в интернете…

– Ну, во-первых, у нас взломали страницу "ВКонтакте". Оттуда пошла информация. Мы удалили страницу. Она не наша. Опровержение писать я не собираюсь. Чушь – она и в Африке чушь собачья. А Леня рядом со мной. Слава богу, жив и здоров!

– Можно его услышать?

– Да, без проблем.

Трубку взял мужчина:

– Але, здравствуйте.

– Здравствуйте. Вы никуда не уезжали? Ничего страшного с вами не случилось?

– Нет. Я вот с вами разговариваю – живой, здоровый. Как я могу куда-то уехать, когда у меня здесь жена беременная плюс еще трое детей. Как я могу уехать? Вот я с вами стою разговариваю, живой, всё в порядке. Пусть мою страницу взламывают и что хотят пишут. А я вот с вами разговариваю. Я вам могу еще песню какую-нибудь спеть, и станцевать могу на видеокамеру…

25 августа. Похороны Леонида Кичаткина. Фото Нины Петляновой

Выслушав эти заверения "семьи Кичаткиных", в понедельник, 25 августа, мы приехали в деревню Выбуты (17 км от Пскова) на погост церкви Илии Пророка. Прошли всё кладбище и на самой окраине заметили военную машину, крытую тентом. Метрах в десяти от нее стоял майор в полевой форме (о звании судим по погонам) и боец в форме ВДВ. Еще двое закапывали могилу. Больше – ни души. Мы направились к могиле.

– Куда вы? – окликнул майор.

– Прощаться…

На табличке прочли: "Кичаткин Леонид Юрьевич 30.09.1984 – 19.08.2014". На фотографии в траурной рамке – Леонид (множество фотографий десантника на странице его жены Оксаны Кичаткиной "ВКонтакте" позволяют это установить). Подошли к майору. Он, наверное, должен нас прогнать или хотя бы выяснить, кто мы. Но ему откровенно не до этого. Взгляд нетрезвый и тяжелый.

Спросили:

– Давно закопали Леню?

– Минут пятнадцать как… Сегодня Леню, а вчера Саню…

Мы стоим перед второй свежей могилой. На табличке надпись: "Осипов Александр Сергеевич 15.12.1993 – 20.08.2014".

Могила Александра Осипова. Фото "Новой"

– Мальчишки совсем, – вырывается при взгляде на даты.

– Это у меня тут сын лежит, единственный, в моем полку служил, я сам его туда и отправил, – вдруг говорит майор.

Я протянула руку:

– Нина.

Он пожал ее: 

– Сергей.

– Отец?

Кивнул.

– Помянем?

На столике рядом – две открытых бутылки водки, хлеб, помидоры. Выпили не чокаясь.

Сергей Осипов повернулся к бойцу, стоящему рядом:

– Саня, это что получается, я сам его убил?

Боец:

– Но вы же помните, мы ездили и в Калининград, и в Новороссийск. И тут он поехал. И что, если бы вы его не пустили, вы думаете, он сам бы не поехал?

Осипов:

– Он хотел стать героем… У военных такая работа. Кто-то же должен долг родине отдать.

Я не сдержалась:

– Жизнью?

Майор замолчал на несколько минут. Потом обратился к Сане:

– Если тебя какая-то обезьяна куда-то будет записывать, ты сразу мне звони! Фиг ты у меня куда поедешь! Потому что если еще и ты здесь ляжешь – я не переживу. Суицид совершу. Причем совершу в той церкви, которую сам построил.

– А был у них шанс выжить? – задаем вопрос майору.

– Вам честно сказать? Шанса у них не было. Когда с одной стороны минометный обстрел, а с другой – "Грады"…

– Долго они там были?

– Неделю.

– А сколько их там погибло?

Пожимает плечами:

– Завтра еще хороним…

Рядом с могилами Кичаткина и Осипова на кладбище в Выбутах мы увидели еще одну. Десантник – Сергей Михайлович Волков, родившийся 30.11.1986, погибший 11 июля 2014 года.

После возвращения с кладбища не удалось дозвониться Оксане Кичаткиной: мобильник абонента выключен. Но мы поговорили с родственником Леонида – Даниилом Кичаткиным. По его словам, на прощании присутствовали отец и дядя Лени, но недолго.

– О его гибели нам ничего не объяснили, – говорит Даниил. – Просто сказали, что он погиб под Луганском при исполнении воинских обязанностей. Это всё, что нам известно.

***

О бое, произошедшем 19 августа возле села Георгиевка в Лутугинском районе Луганской области, сообщил журналист украинского телеканала "Интер", военный корреспондент Роман Бочкала. Он же выложил в сеть несколько фотографий. На них боевая машина десанта и пулемет ПКТ, который был на ней установлен, с именем пулеметчика – рядового Сурначева Н. Д., страница паспорта и медицинский полис Николая Крыгина, несколько банковских карточек, принадлежащих разным людям, боевой устав ВДВ, личные вещи бойцов. Но главное – страницы из журнала вечерней поверки со званиями, фамилиями и инициалами 60 военнослужащих одного из подразделений 76-й Псковской дивизии ВДВ (из них один майор, остальные – сержанты, ефрейторы, рядовые). Последняя запись в журнале сделана 12 августа.

– В ночь на 20 августа, после боя, мои знакомые из 24-й бригады Львовской области переслали мне эти фотографии, – рассказал "Новой" Роман Бочкала. – По их словам, там, возле села Георгиевка, довольно серьезный замес произошел. Участвовало спецподразделение Министерства внутренних дел Украины "Шторм". Мне рассказали, что одна из боевых машин россиян заблудилась. И это как раз фотографии экипажа той машины, которая там где-то потерялась. Но мне, к сожалению, неизвестно о судьбе этого экипажа. Я не знаю, живы они или нет. Расспросить украинских военных достаточно сложно. Сложно узнать о деталях. Потому что связь плохая. Она прерывается постоянно.

21–22 августа, после публикации Романом этих фотографий, по интернету широко разошлись списки с именами якобы погибших под Луганском. Происхождение этих списков до сих пор непонятно. Но в них оказались и имена военнослужащих 76-й дивизии ВДВ, которых нет в журнале вечерней поверки.

– Откуда взялись эти списки, я не знаю, – прокомментировал "Новой" Роман Бочкала. – Я не видел таких списков. Я опубликовал фото страницы журнала, которое мне прислали. Но это же не список погибших в этом журнале! Это просто список личного состава данного подразделения. Мы не знаем, что там было в деталях.

Этот список, разлетевшийся по сети, окончательно лишил покоя и сна родственников псковских десантников, которые и так в последние дни жили в тревоге. С 15–16 августа мальчишки, прежде периодически (не реже чем раз в 3–4 дня) звонившие домой или оставлявшие сообщения в соцсетях, перестали выходить на связь. До сих пор ничего не проясняют родным и близким в 76-й дивизии ВДВ.

– Я два дня уже сижу на таблетках, – говорит Снежана Семакина, мать контрактника Павла Семакина. – Все звонят, спрашивают, что с сыном. А я не знаю, что с сыном. Я отдала сына родине, а куда родина его заслала и что там творится – я не знаю. Вчера невестке позвонили, якобы начальник сына, сказал, что всё хорошо, просто нет связи. Так куда их заслали? Что там творится на этой Украине? Я даже не знаю, где он. Вот из церкви иду, заказала службу за здравие…

– Я знаю, что наших парней отправляли в Ростов, – рассказывает жена офицера дивизии Ольга Уразова. – Но так срочно, что даже не дали собраться. Они были на учениях под Псковом, а 15–16-го числа их отправили – даже домой ни поесть, ни попрощаться не пустили. Всё это тайком политики делают, а для чего – непонятно. Сейчас мы не знаем ничего.

– Я уже десять суток не сплю, – плачет в трубку мать псковского десантника Елена Баранова. – Мой сын срочник, 29 октября ему уже домой надо было возвращаться… 15 августа Андрей позвонил мне в последний раз. Сказал: "Мама, мы на учения, не знаю куда". Но я поняла, что куда-то на границу, потому что перед этим их уже два раза туда отправляли, заплакала. А он мне: "Мама, не плачь, мы ж не на Украину..." Раньше, во время учений, сын, если он не в наряде, каждый день звонил мне и говорил: "Мама, всё хорошо" или "Мама, завтра я в карауле". В такие дни я звонка и не ждала. Но тут столько дней – и ничего! С 19 августа я звоню в часть. Но там ни один телефон не отвечает! Я обзвонила 16 номеров! Когда я уже ни до кого не дозвонилась, вспомнила: когда ездили на присягу, там было собрание, и командир дал нам телефон, сказал – в любое время дня и ночи звонить. Я и по нему позвонила – опять тишина. А потом поползли по интернету все эти новости… Я понимаю – учения. Но почему никакого телефона нет, чтобы сын мог матери позвонить?!

– В последний раз муж звонил мне 14 августа, с 15 августа не выходит на связь, но я разговаривала с его сослуживцами, они сказали: если бы что-то случилось, их бы уже оповестили, они все на учениях, – сообщила "Новой" жена десантника Андрея Бабина, Екатерина. – Они пишут, что якобы там БМД захватили и погибла первая рота, а мой муж и еще несколько его товарищей служат не в первой роте. Я знаю других ребят, которые не на связи, но в этих ужасных списках их нет…

Официальные комментарии командования 76-й Псковской дивизии ВДВ "Новая газета" опубликует, как только командование их даст.

Нина Петлянова ("Новая газета" в Петербурге), Ирина Тумакова (Фонтанка.Ру)