У академиков плохо с арифметикой?

У академиков плохо с арифметикой?

9 октября 2014 15:19 / Общество

Петербургский научный центр променял особняк на Каменном острове на угол в блочной пятиэтажке

Подходит к концу годичный мораторий на использование недвижимости Российской академии наук. На исходе октября 2013-го его объявил Владимир Путин: чтобы, как пояснял президент, не разбазарили ранее вверенное РАН имущество, а вновь образованное Федеральное агентство научных организаций (ФАНO) само могло «в течение года, не спеша во всем разобраться с помощью президиума».

Глава государства, надо полагать, надеялся на помощь не только президиума академии, но и Генпрокуратуры – которой и поручил провести соответствующую проверку. Оглашение ее результатов стало своеобразным откликом на развернувшиеся было бурные дискуссии и акции протеста, сопровождавшие объявленную реформу. Незадолго до утверждения правительством РФ положения о ФАНО, в ведение которого передавались институты РАН, надзорное ведомство известило о выявленном масштабном нецелевом использовании федерального имущества.

Мораторий на разбазаривание

Сообщалось, что чиновники РАН продавали госимущество по существенно заниженным ценам и проводили сомнительные операции с недвижимостью, в результате чего государство потеряло свыше 1,5 млрд рублей. По итогам проверки возбуждено множество административных и два уголовных дела, а распоряжением президиума РАН ее вице-президент Сергей Алдошин был выведен из состава комиссии по управлению имущественным комплексом академии.

За прошедший год ФАНO не только занималось инвентаризацией и анализом вверенного РАН имущества, но и пыталось отбить то, что «разбазарили» до объявления моратория. По словам начальника правового отдела ФАНO Светланы Поляковой, ряд дел удалось выиграть и вернуть утраченное имущество научным организациям. В целом, по состоянию на начало осени, в производстве отдела судебно-претензионной работы Правового управления агентства находилось более 270 судебных дел. В том числе 44 – споры о правах на имущество (кроме жилого) и земельные участки, 104 – о правах на жилые помещения, 32 – споры о признании сделок недействительными и их расторжении, 25 – споры о признании незаконными действий (бездействия), обязании совершить определенные действия, оспаривание ненормативных правовых актов.

В ряде случаев ФАНО приходится выступать в качестве ответчика: когда как раз оно не хочет совершать «определенные действия», а именно – подписывать за своего предшественника документы об исполнении ранее заключенных сомнительных договоров.

Сегодня в кассационной инстанции находится одно из таких дел, имеющее давнюю историю и связанное с возглавляемым Жоресом Алферовым Санкт-Петербургским научным центром РАН.

Между Петром и Меншиковым

СПбНЦ РАН, объединяющий свыше 60 расположенных в регионе академических учреждений, организаций и предприятий, ведет свою историю с 1984 года. И, как декларируется, «продолжает научные традиции, заложенные Петром I». Основная цель его деятельности, согласно уставу, «организация и проведение фундаментальных научных исследований, а также прикладных работ, имеющих важное значение для хозяйственного и культурного развития Санкт-Петербурга и Ленинградской области». Но он, как говорится, «еще немножко вяжет» – а именно делает бизнес на переданном ему в оперативное управление федеральном имуществе. Выказывая на этом поприще скорее приверженность традициям, заложенным не Петром, а его фаворитом Меншиковым.

Была у центра (на правах оперативного управления) база отдыха на Каменном острове – двухэтажное здание (300 кв. м) с проходной-гаражом (45 кв. м), на участке площадью 5462 кв. м у берега Большой Невки. Утопающий в зелени крепкий особнячок 1951 года постройки охранялся государством как памятник местного значения.

Бывшая академическая база на Каменном острове

Трудно сказать, по каким соображениям руководство центра решило отказаться от этого райского уголка, уступив его коммерческой структуре (в установленный законом срок «Новая» не получила ответа СПбНЦ РАН).

Согласно договору, заключенному в декабре 2001 г. между территориальным органом Минимущества «Агентством по управлению имуществом Российской академии наук», СПбНЦ РАН и ООО «Аливект», последний брался реконструировать академическую базу отдыха под офис и преобразовать проходную-гараж в спортивно-оздоровительный комплекс, после чего они поступали в его собственность.

Взамен ученые должны были получить альтернативный объект недвижимости; кроме того, инвестору надлежало профинансировать ремонт сетей и строений детского оздоровительного лагеря СПбНЦ РАН в поселке Рощино.

Ученым в минус, бизнесу в плюс

Подобранная инвестором альтернатива особняку на Каменном острове всякому неискушенному в премудростях откатов человеку может показаться неадекватной: традиционно отводимый под магазины низок блочной пятиэтажки на Ланском шоссе, с витринным остеклением снизу доверху. И даже не весь низок, а его часть – кусок первого этажа и подвал, совокупной площадью 416 кв. м, вторую половину занимает продуктовый магазин.

"Альтернатива" на Ланском шоссе

Шоу «Ученые за стеклом» могло бы привлечь немало зрителей и помочь руководству центра подзаработать. Но, должно быть, гриф наложенной на их деятельность секретности вынудил за витринным стеклом соорудить глухую стену из кирпича. Чтобы изыскания ученых не стали достоянием вражеской разведки и дабы не искушать бредущих в лабаз покупателей перспективой торгануть секретами родины.

Внутренние перепланировки, как можно предположить, обуславливались в том числе необходимостью выдать на-гора продиктованный договором соразмерный метраж. Так часть объема бывшего торгового зала получила дополнительное перекрытие, и там вместо одного этажа вышло два. Перестройка привела к тому, что в части помещений высота потолка едва превышает два метра. Система вентиляции и кондиционирования отсутствует, равно как и пожаротушения.

Инвестор считает свои обязательства исполненными. Реконструкция бывшей базы отдыха завершена. По ее итогам площадь строений увеличилась более чем вдвое: с изначальных совокупных 350 кв. м до 791 кв. м (отдельный вопрос, требующий прокурорской проверки – как такую реконструкцию разрешил КГИОП, когда оная на памятниках вообще запрещена).

Прогулявшись на берег Большой Невки, корреспондент «Новой» засвидетельствовал наличие комплекса, мало напоминающего прописанное в инвестдоговоре офисное нежилое здание: объект обитаем, свет в окнах не гаснет и в нерабочее время, ухоженная территория с детской и спортивной площадками охраняется собакой, внутри ограды посверкивает гладкими боками припаркованная иномарка.

Между тем права собственности на бывшую академическую базу отдыха еще не зарегистрированы на нового владельца.

Но, как пояснил «Новой» юрист СПбНЦ РАН Сергей Нетосов, помимо инвестдоговора, с «Аливектом» был заключен и договор аренды – на основании которого, надо понимать, кто-то от него там и квартирует.

СПбНЦ РАН и «Аливект» протокол о реализации инвестпроекта подписали в сентябре прошлого года. Но ФАУГИ (правопреемник ликвидированного в 2009 г. Территориального управления) его не подписал. Отказывается от подписания и пришедшее ему на смену с октября 2013 г. ФАНО. Агентство мотивирует свой отказ тем, что в его полномочия, определенные утвержденным правительством РФ Положением о ФАНО, не входит подписание протокола исполнения инвестиционных условий. С чем согласился и суд первой инстанции, в апреле 2014 г. признавший ФАНО ненадлежащим ответчиком и отказавший в удовлетворении иска ООО «Аливект».

Однако Тринадцатый Арбитражный апелляционный суд рассудил иначе – и в июле 2014 г. отменил решение суда первой инстанции, постановив обязать ФАНО подписать протокол. Тот подал кассацию, кoтoрая может быть рассмотрена в ноябре.

Крэкс, пэкс, фэкс

СПбНЦ РАН выступает в деле третьим лицом, «не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора». Хотя в 2009 г., в ответ на иск «Аливекта», требовавшего обязать центр предоставить техническую документацию, СПбНЦ РАН подавал встречный иск – прося расторгнуть инвестдоговор 2001 г. «в связи с существенным нарушением ответчиком договора». Но затем отказался от своих требований и подписал с «Аливектом» мировое соглашение – которым, как отмечалось в решении Арбитражного суда первой инстанции (апрель-2014), «в значительной степени был изменен предмет договора, а также инвестиционные условия».

В частности, в новой версии договора признавалось, что на момент его подписания в 2001 году «ориентировочный размер» вкладываемых «Аливектом» в реализацию проекта инвестиций составлял сумму в 92 млн руб. Доля РФ в инвестпроекте определялась в форме вновь созданного или приобретенного имущества (объектов недвижимости на территории Петербурга или Ленобласти) для размещения инновационно-технологического центра СПбНЦ РАН и оцениваемого в сумму не менее 34 387 500 руб., а также капитальных вложений в реконструкцию сетей, коммуникаций и строений детского лагеря в Рощино в сумме 11 612 500 руб.

Примечательно, что проведение оценки объектов недвижимости возлагалось на инвестора. Согласно отчету нанятого им «независимого оценщика» выходило, что часть низка блочной пятиэтажки на Ланском шоссе стоит 36 млн (то есть почти вдвое больше той суммы, за которую братья Зингаревичи взяли Конюшенное ведомство).

Ради чего, спрашивается, центр расстался с особняком на берегу Большой Невки, оставив своих сотрудников без базы отдыха и понуждая теперь коллег сидеть в малопригодном помещении за стенкой продуктового магазина? Неужто токмо ради детишек, которым «на сдачу» подремонтировали лагерь в Рощино? Но, думается, на эти святые цели можно было изыскать средства и из других источников. В распоряжении Санкт-Петербургского научного центра РАН находится около полусотни объектов недвижимости. Почти в трети из них помещения сдаются в аренду. По оценкам риелторской компании, приведенным ранее «ДП», рыночный доход от сдачи этих площадей может составлять до $3 млн в год.

Иногда лучше жевать, чем говорить

История с особняком на Каменном острове – не единственная странная метаморфоза с недвижимостью СПбНЦ РАН. И, увы, не первый случай, когда руководство центра не спешит дать внятные разъяснения в ответ на запросы, а то и вовсе выдает дезинформацию.

Так, «Новая», как и многие другие наши коллеги, обращалась к теме создания мемориального комплекса «Лаборатория Ломоносова» – на месте первой в России химической лаборатории (участок на 2-й линии Васильевского острова). На его создание из федерального бюджета центру выделялось свыше 49 млн руб.

Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора по Санкт-Петербургу, реагируя на обращение депутатов Алексея Ковалева и Максима Резника, провело в прошлом году проверку и установило: «СПб НЦ РАН был проведен аукцион, а затем с единственным участником аукциона – ЗАО «Проектно-строительная корпорация «Чистые технологии» (зарегистрирована по тому же адресу, где находится и Президиум СПб НЦ РАН – Университетская набережная, 5. – Прим. ред.) был заключен контракт от 12.12.2008 № 33-п на разработку проектной документации по созданию научно-мемориального центра РАН «Первая российская химическая лаборатория М. В. Ломоносова» на сумму 12 млн рублей. …Однако документов (проектной документации), подтверждающих выполнение государственного контракта №33-п, к проверке представлено не было». Аналогичная история повторилась и в 2009 году: объем освоенных средств достиг 21 560 000 рублей, при этом «мемориальный центр не создан, в том числе оплаченная проектная документация не выполнена», констатировали проверяющие.

Параллельным курсом предпринимались попытки использовать этот же участок для строительства жилого дома. «Никакой речи о современном жилом доме не идет», – заверял в августе 2012 г. зампредседателя Президиума СПбНЦ РАН Олег Белый в официальном ответе Президенту РАН на поступивший запрос депутата ГД Оксаны Дмитриевой. И как же неловко было потом видеть обнародованное СМИ письмо от 17 января того же года, подписанное Жоресом Алферовым и направленное директору Фонда содействия развитию жилищного строительства Александру Браверману: «Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук, являясь правообладателем земельного участка и в соответствии с предварительной договоренностью с Федеральным фондом содействия развития жилищному строительству, полагает целесообразным вовлечение указанного имущества (земельного участка площадью 2106 кв. м по адресу СПб, 2-я линия, дом 43, литера А, с расположенными на нем объектами недвижимого имущества) в хозяйственный оборот в целях реализации Федерального закона от 24 июня 2008 года № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства».

После такого конфуза, очевидно, в научном центре предпочитают попросту игнорировать неприятные его руководству вопросы. «Новая» тем не менее подтверждает свою готовность представить позицию СПбНЦ РАН – если тот соблаговолит ответить на наш запрос.

Штрихи к портрету компании «Аливект»

  • В 1991 г. зарегистрировано АОЗТ «Аливект» (совместная частная и иностранная собственность, гендиректор и один из соучредителей Никонов Андрей Вадимович). В 1996 г. учреждено ООО «Аливект», с тем же гендиректором.
  • В 1997 г. ООО «Аливект» выступает одним из соучредителей ЗАО «Линия связи», связываемой с криминальным авторитетом Геннадием Петровым (подробнее см.: «Новая газета» № 122 от 2 ноября 2009)
  • К 2012 году, по данным ЕГРЮЛ, учредителями ООО «Аливект» являются Никонов Андрей Вадимович (доля 32,94%) и Никонова Наталья Ивановна (доля 67,06%).
  • В 2007 г. компания «Аливект» намеревалась соорудить на месте дома № 112 по Невскому пр. общественно-деловой центр и гостиницу. При этом предполагалось оставить от исторического здания лишь выходящую на проспект фасадную стену. Однако реализовать проект не удалось: общественные слушания вскрыли его противоречия закону, а Валентина Матвиенко к тому времени уже была достаточно впечатлена масштабом разрушений по соседству, где разворачивалось строительство скандального «Стокманна».
  • В 2012 г. администрация Петроградского района подала иск к ООО «Аливект» об обязании привести принадлежащее ему помещение в доме 82, литер А, по Большому пр. П. С. в прежнее состояние (самовольная перепланировка привела к изменению его границ и уменьшению высоты подвального помещения – в нарушение законных прав и интересов жильцов дома). В удовлетворении иска было отказано – так как на момент его подачи ответчик уже не являлся собственником спорных помещений, право на них было зарегистрировано на Никонова Вадима Викторовича (как можно предположить, отца хозяина «Аливекта»).
  • С иском к «Аливекту» по аналогичному поводу (самовольная перепланировка нежилого помещения в доме 112 по Невскому пр.) в 2010-м обращалась в Арбитражный суд и администрация Центрального района, но по каким-то причинам отозвала его. 

2 комментария:

В Питере похожим образом был отнят у ветеранов дом исторической ценности в центре на берегу Невы несколько лет назад.

Хоть я и не житель СПб (привет из фашистской Украины), информация очень интересная.

Только так статья написанная, что очень тяжело читать.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.