Сейф-убийца

Сейф-убийца

1 февраля 2015 20:03 / Культура

В России появилось новое оружие сокрушительной силы. Его испытали на объекте культурного наследия – Обуховской больнице

О том, как Петербург в процессе «приспособления» под современные нужды лишился еще одного исторического здания – корпуса под литерой «Л», входившего в ансамбль бывшей Обуховской больницы (ныне используемой Военно-медицинской Академией), «Новая» рассказывала

Заказчиком работ выступает Главное управление обустройства войск Министерства обороны РФ, исполнитель (согласно заключенному с единственным поставщиком госконтракту) – ООО «Инженерное бюро «Хоссер».

Тяжелая техника трудилась не один день – старые стены упорно сопротивлялись, опровергая тезис об их аварийности.

Все эти дни в КГИОП усердно трудились над формулировками предписания, которое чиновники направят пользователю здания аккурат тогда, когда от него останется уже меньше половины. Красивая бумага не произведет на исполнителей особого впечатления – демонтаж продолжится и после ее получения.

Глава охранного ведомства покажется в телевизоре по завершении полного разрушения. Между делом Сергей Макаров сообщит: «По ВМА работы ведутся, в том числе и не очень законные. Там один корпус они уронили, как уверяют, случайно – вынимая сейф, а он взял и обрушил все».

«Все» – это трехэтажное здание площадью 2455,5 кв. м. При этом обрушившийся сейф, выходит, метался четверо суток.

Предложенная версия, как можно было судить по расплывшемуся в улыбке лицу Сергея Макарова, изрядно повеселила его самого. Он сочувственно подметил, что «у академии, естественно, большие планы; по современным нормам те здания, которые у них сейчас есть, применять для медицинской практики довольно сложно». И заключил вполне благосклонно: «С академией ведется нормальная работа, ежедневно».

Чужое вдохновенное вранье бывает заразительно. Напомнив, что по данному объекту историко-культурная экспертиза была выполнена ВООПИиК (с выводом о необходимости присвоить литере «Л» статус памятника регионального значения), Сергей Владимирович добавил: «Сейчас экспертиза у нас на рассмотрении».

Между тем факты говорят совсем иное: процесс ее рассмотрения завершился еще в декабре, когда КГИОП и согласовал акт экспертизы ВООПИиК, признав ее выводы. Что легко проверяется простым обращением к официальному сайту госзакупок. Информация о контракте, заключенном комитетом с ВООПИиК по «лоту № 7» – на выполнение государственной историко-культурной экспертизы по Обуховской больнице, – содержит ссылку на документ, свидетельствующий о его исполнении – акт выполненных работ от 29 декабря 2014 г., а также отметку о том, что фактическая оплата произведена полностью.

Следом КГИОП должен был издать распоряжение о включении в государственный реестр в качестве памятника регионального значения литеры «Л» и прочих рекомендованных исторических зданий в составе ансамбля «Обуховская больница». Но почему-то до сих пор этого не сделал. Более того, пытается ввести в заблуждение, заявляя устами своего председателя о том, будто сама экспертиза все еще только «рассматривается».

Версия о сорвавшемся с цепи и разметавшем историческое здание сейфе, кстати, не оригинальна. В 2010-м это секретное оружие уже было пущено в ход при оправдании обрушения перекрытий дома Павлова на Лиговском, 145, – с первого по восьмой этаж. Мол, все обвалилось при попытке выковырять вмурованные в капитальные стены металлические секретохранилища (в здании трудилось Главное следственное управление ГУВД Петербурга и области).

Тогда, правда, бесчинства сейфа не послужили поводом к полному уничтожению дома. Были выполнены противоаварийные работы, укрепление конструкций, усиление фундамента. Госконтракт (по требованию ФАС и по решению суда) с компанией-разрушителем расторгли. Она к тому времени успела от щедрот Комитета по строительству получить аванс в 50 млн рублей и, так ничего созидательного и не сделав, тихо обанкротилась. Те же, кто выполнил противоаварийные работы, остались с носом – чиновники отсылали их за оплатой к обанкротившимся вандалам.

Бедолаги выиграли два суда, но после поданной Смольным кассации дело вернулось в суд первой инстанции. На сайте компании до сих пор взывает к чиновничьей совести душераздирающая запись: «С 02 сентября 2010 года по конец декабря 2011-го за счет своих средств спасали аварийное здание Главного следственного управления по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, поверив личным обещаниям бывшего губернатора В. И. Матвиенко, бывшего вице-губернатора Р. Филимонова, а также высшего руководства Строительного комитета города. Строительный комитет не заплатил за эту работу ни копейки. Подписанные Строительным комитетом акты выполненных работ на сумму порядка семидесяти миллионов рублей никого не интересуют…»

Упомянутый выше Роман Филимонов нынче трудится главой департамента госзаказа капитального строительства Минобороны – именно он, как указывают информированные источники, дирижирует происходящим на объектах реконструкции ВМА в Петербурге. По мнению экспертов, работы на Загородном, 47, должны быть остановлены не только по причине нарушения охранного законодательства, но и потому, что нарушены прописанные в ТЗ условия исполнения госзаказа – литеру «Л» надлежало не демонтировать, а реконструировать, укрепив ее конструкции. Следовательно, контракт с таким вольным интерпретатором необходимо расторгнуть и объявить новый тендер.