Железные леди города питера. часть первая. валентина матвиенко

16 октября 2003 10:00

Нет, не случайно, наверное, оговорился Юрий Лужков, поздравляя Валентину Матвиенко во время церемонии инаугурации, прошедшей вчера в Мариинском дворце. Назвал ее по-свойски - Валентин Иванович. С языка слетело. Непривычно все же у нас в России видеть даму-губернатора. Но это - лишь до вчерашнего дня, а теперь Валентина Матвиенко официально вступила в должность, привыкайте...




Саму инаугурацию большинство читателей наверняка уже видели по телевидению - или в прямой трансляции, или в многочисленных новостных программах. Поэтому сосредоточусь на том, что осталось за кадром...
Пресса должна была прибыть к месту за два часа до события. Уже на далеких подступах к Мариинскому дворцу маячили люди в штатском. Ближе к дворцу на расчищенной от машин непривычно пустынной Исаакиевской площади их число сгущалось, с ними соседствовали милицейские патрули. Внутри Мариинского полным ходом шли последние приготовления. Специально обученные фокстерьеры обнюхивали зал, выискивая взрывчатку. Музыканты военного духового оркестра в курилке проветривали сигаретным дымом натруженные долгими репетициями легкие.


Где-то за полчаса начали прибывать гости, постепенно заполняя зал до отказа. Глава президентской администрации Александр Волошин, московский мэр Юрий Лужков, вице-премьер правительства Галина Карелова, министр культуры Михаил Швыдкой, спикер Совета Федерации Сергей Миронов, вице-спикер Госдумы Артур Чилингаров, думские и местные депутаты, православные патриархи, мулла и раввин, почетные граждане города, бомонд - Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум, Илья Глазунов, Михаил Боярский в своей неизменной шляпе...
Пресса с ними уже не пересекалась. Пишущую братию заранее согнали в Малый зал, усадив перед телевизором с большим экраном и дребезжащим от форсированного звука динамиком, из которого неслась бравурная музыка и поражающие пафосом скупые фразы ведущего. Апофеоз наступил, когда на пределе возвышенной интонации прозвучали слова: «В Мариинский дворец прибыла Валентина Ивановна Матвиенко!!!» Грянула музыка. Кто-то из журналистов органично дополнил фразу: «Ура, товарищи!», логично доведя происходящее до полного сходства с неожиданно ярко вспыхнувшими воспоминаниями брежневских времен. Матвиенко торжественно поднималась по устланной ковром лестнице, повторяя мизансцену путинской инаугурации, под овации прошла по залу и заняла место в первом ряду - между скривившим губы в мефистофельской улыбке Волошиным и лоснящимся как колобок Лужковым.
Действо длилось ровно час. Губернаторская клятва на Уставе Петербурга, поздравления, речи. Самым ярким, безусловно, было выступление московского мэра, который, в отличие от основной части ораторов, говорил не подготовленный заранее текст, а выдавал чистую импровизацию. Отчего и сорвал аплодисментов не меньше, чем если бы, скажем, с трибуны спел Филипп Киркоров. «Вы, Валентин Иванович, - говорил Юрий Лужков, - то есть, простите, Валентина Ивановна, влились в наш губернаторский корпус, и для нас, губернаторов, это - серьезное испытание, поскольку мы привыкли к крепким выражениям, а теперь в вашем присутствии это совершенно невозможно, и теперь мы должны подтягиваться, чтобы не оплошать перед лучшей половиной нашего человечества...»


Потом - ответная речь новоиспеченного губернатора. «Просто невозможно переоценить значение поддержки Владимира Владимировича Путина»... «мы должны стремительно прорваться в будущее и достичь европейского уровня жизни»... «мы должны идти вперед вместе со всеми конструктивными силами города и России»... «вместе мы сможем всё»...
Вынос знамен, разъезд гостей, мгновенно опустевшая площадь, удаляющийся быстрым шагом отряд внутренних войск, отчаянные пробки на Невском и ближайших улицах... Город обрел нового губернатора.

Николай ДОНСКОВ
фото ИНТЕРПРЕСС