Шантаж, заверенный нотариусом

Шантаж, заверенный нотариусом

22 апреля 2016 10:05 / Экономика

Игорь Сычев помог компании «ФосАгро», в которой проработал 17 лет, отбиться от налоговых претензий. По его словам, за это ему устно обещали вознаграждение в один процент от акций «ФосАгро» (стоимостью около 50 млн долл. США) плюс 13 млн долларов. Вместо этого Сычев получил несколько покушений на свою жизнь, а теперь его еще пытаются привлечь к уголовному делу о вымогательстве.

17 марта 2016 г. сотрудники Следственного комитета и экономической полиции Петербурга провели обыск в московской квартире Игоря Сычева. Причем в качестве понятых, как утверждает Сычев, выступали известные ему сотрудники службы безопасности «ФосАгро». А 8 апреля в СМИ появилась информация, что Игорь Сычев объявлен в розыск. Несмотря на то что сейчас бывший топ-менеджер холдинга ОАО «ФосАгро» находится на лечении в медучреждении, он не теряет надежды доказать свою невиновность и получить от бывших друзей свое. 
 
Следить за базаром
 
Суть обвинений против Сычева сводится к тому, что он якобы вымогал у своего бывшего друга, другого топ-менеджера и миноритарного акционера «ФосАгро» Игоря Антошина, деньги (те самые один процент плюс 13 млн долл.), шантажируя его тем, что в противном случае будут обнародованы некие аудиозаписи.
 
Сычев действительно с 2011 года вел записи всех своих разговоров с руководством «ФосАгро», потому что уже тогда заподозрил, что те могут не сдержать своих обещаний. По его словам, он неоднократно настаивал на том, чтобы устные обещания были оформлены в виде письменного договора, но руководство от этого уклонялось, и Сычев решил защититься с помощью аудиозаписей.
 
Как заявляет Игорь Антошин в своих объяснениях, никаких денег Сычеву никто не обещал. А разговоры Антошина с Сычевым «не носили предосудительного характера». «Но, — говорит он, — учитывая, что ряд из них велся в неформальной дружеской обстановке (в кафе, ресторанах), между нами в том числе обсуждались личные качества, черты характера, привычки известных в России и за ее пределами людей (политиков, бизнесменов, актеров), давались наши личные оценочные суждения этих людей. Я публичный человеком, со многими из известных людей знаком лично, и обнародование подобного рода аудиозаписей повлечет негативные для меня последствия в виде существенного нарушения моих прав на личную тайну».
 
Однако Сычев утверждает, что вовсе не угрожал своему бывшему партнеру, а просто указывал на то, что у него есть доказательства существования устных договоренностей, которые вполне можно использовать в суде. На вопрос, действительно ли в записи есть вещи, компрометирующие Антошина в целом, или только информация, подтверждающая его правоту по поводу обещаний со стороны «ФосАгро», он ответил: «Это нормальные разговоры обычных людей. Конечно, там много мата, нелицеприятные отзывы Антошина о Гурьеве и других людях из «ФосАгро». Но там же есть моменты, которые я сам не хочу афишировать. О моем здоровье, например. Суды же могут затребовать полную запись. Я Антошина об этом предупредил. И я на это готов. Пусть обслушаются о моем здоровье, раз на то пошло. Я записи планирую использовать как доказательства в судебных процессах: про акции и про все остальное. Если честно, я давно бы их обнародовал, но адвокаты отсоветовали, это судебная тактика». В качестве вещественного доказательства вымога- тельства выступает письмо, которое Игорь Сычев разослал Антошину и другим руководителям «ФосАгро» в октябре 2014-го. Причем копии были направлены также независимым членам совета директоров «ФосАгро», широко известным в деловых кругах всего мира Джиму Роджерсу и Свену Омбудстведту, плюс аудиторам компании — знаменитой фирме KPMG.
 
Как утверждается в материалах следствия, это письмо без подписи было опущено в ящик Антошина не- известным лицом. По заявлению же Сычева, письмо было не просто подписано — подпись была даже заверена у нотариуса. Но впоследствии, как считает Сычев, кто-то намеренно оторвал часть письма с подписью, таким образом превратив его в анонимку. Мы выкладываем полный текст письма на сайте, чтобы каждый желающий мог убедиться: этот длинный, содержательный и корректно составленный документ, скорее похожий на типичную досудебную претензию, чем на попытку вымогательства с помощью шантажа.
 
 
 
Несчастный случай не удался Игорь Сычев активизацию действий против него связывает в том числе с тем, что он сам подал заявление в московский ОБЭП, а также с тем, что подходит к концу проверка по покушениям на его жизнь. В 2012 году у машин Сычева, по его словам, трижды во время движения отлетали колеса. В двух случаях, которые проверяли следователи, это произошло на большой скорости у двух разных, новых внедорожников Infiniti. Сычев чудом остался жив. Несколько экспертиз показали: аварии стали следствием того, что неизвестные лица ослабили гайки, крепящие подвеску. Аварии случались с разницей в несколько недель.
 
При этом незадолго до каждой из них Игорь Сычев попадал в небольшие ДТП, виновниками которых становились другие водители. Постфактум Сычев предположил, что злоумышленниками могут быть как раз эти водители: за время оформления ДТП они имели возможность ослабить гайки (в другое время это было бы сделать намного труднее, так как машины Сычева стоят на охраняемых парковках).
 
«Я догадался о связи между этими событиями несколько позже: в тот момент я был просто не готов поверить в то, что кто-то пытается меня убить», — поясняет Игорь Алексеевич. Так как личности водителей, участвовавших в тех ДТП, были официально установлены, Сычев полагает вполне возможным через них добраться до заказчиков покушений