Любит ли бизнес Путина?

Любит ли бизнес Путина?

4 мая 2016 22:27 / Политика / Теги: власть

Пока Владимир Путин стоит у руля в России, его режим выглядит достаточно крепким, поскольку опирается на личную харизму президента.

Задуренный телевизором избиратель верит в вождя, а потому готов верить и во все, что им создано. При этом явная слабость нынешней политической системы состоит в том, что ей очень трудно будет сохраниться без своего создателя. Ведь по большому счету она никому, кроме него, не нужна.

Странный вроде бы вывод: ведь все в пропутинских элитах постоянно твердят о том, как хорошо складываются дела в сегодняшней России. Однако на самом деле именно сегодня настроения элиты быстро меняются. А завтра будут, по всей видимости, меняться еще быстрее. И к тому времени, когда в силу естественных причин будет происходить смена поколений правителей, сторонников той модели, которую создал Путин, практически не останется.

Для начала посмотрим на то, каковы интересы бизнеса. Деловые круги, конечно, не сильно горевали из-за отсутствия демократии в нулевые годы. Даже если в душе они предпочитали западный образ жизни со свободными выборами, гарантией сохранности собственности и возможностью критики правителей, на деле российские бизнесмены легко утешались теми сверхприбылями, которые на них обрушивались в период благоприятной нефтяной конъюнктуры. Свободы мало – денег много; значит, можно существовать.

Огорчало бизнес, конечно, то, что на него часто наезжали и заставляли делиться доходами. Сначала с бандитами, а затем с силовиками, бандитов заменившими. Но совокупная прибыль была столь велика, что даже необходимость отстегивать крупные суммы за крышевание не подрывала в целом благоприятного положения отечественных деловых кругов.


При росте экономики на шесть-семь процентов в год денег обычно хватает и тем, кто производит, и тем, кто крышует. И даже народу при этом кое-что перепадает.


В этой ситуации бизнес был откровенно сервилен. Выражал готовность произносить любые верноподданические фразы и выделять деньги на любые политические проекты Кремля (естественно, в рамках разумного). Оппозиция или свободная пресса могли апеллировать к деловым кругам: мол, поддержите свободу, а не то вам самим же рано или поздно хуже будет. Бизнес кивал головой, но при этом разводил руками и закатывал глаза к небу: вы же понимаете… Хуже-то когда еще будет, а сейчас уж больно все хорошо.

Но с началом кризиса 2008–2009 гг. ситуация стала меняться. А после 2014 года положение дел стало откровенно плохим. Возможности для развития деловой активности сокращаются. С одной стороны, наезды и коррупция по-прежнему сокращают доходность предпринимательской деятельности. Но с другой – былой приток нефтедолларов уже не компенсирует необходимость отстегивать деньги чиновникам и силовикам. Бизнес постепенно переходит от хорошей жизни к выживанию. Это не означает, естественно, что деловые круги станут голодать. Жизнь элиты по-прежнему качественно отличается в лучшую сторону от жизни простых людей. Но благодарить путинский режим деловой элите уже не за что. Разве за то, что пока не съели окончательно.

Впрочем, из всего вышесказанного отнюдь не следует делать вывод, что бизнес вдруг встрепенется, набросится с критикой на созданную Путиным систему и начнет финансировать оппозицию. Ходорковский уже попытался в 2003 году раскрыть президенту глаза на тех змей, которых он пригрел на своей груди. Результаты известны и не вызывают желания подражать Михаилу Борисовичу.

Бизнес всегда сервилен. Таковым он останется и дальше. Тот, кто не хочет в подобной системе существовать, просто эмигрирует, а не борется с режимом. Но для понимания перспектив существования путинского режима важно другое. Не желающий рисковать своим состоянием бизнес с радостью займется трансформацией режима, как только это будет позволено. Иными словами, пока нынешняя политическая система крепка, деловые круги не станут вкладывать деньги в ту борьбу, которую с ней ведут маргиналы. Но как только она ослабнет в связи со сменой поколений правителей и влиятельные политические группировки станут оспаривать право наследовать Путину, бизнес с радостью вложит деньги и силы в то, чтобы подобной деструктивной системы больше не повторилось.

Не имея возможности пилить халявные нефтяные деньги, бизнес захочет от будущих правителей получить хотя бы западные правила игры, при которых можно делать деньги цивилизованными методами. Пусть с меньшей нормой прибыли, чем в нулевые, но зато с гарантиями прав собственности. Без западных санкций, без наездов силовиков, без чиновничьих поборов и без необходимости скидываться на нужды политиков, которые все равно не бизнес защищают, а только Путина, желающего править Россией постоянно.