Блокада – наше общее горе, наша общая память

Блокада – наше общее горе, наша общая память

28 ноября 2016 10:19 / Общество

Нужна работа памяти и осознание того, что трагедия Ленинграда стала одной из самых страшных гуманитарных катастроф в истории человечества

«Комитет 8 сентября», созданный в сентябре и объединивший историков, журналистов и музейщиков, выступил с первым заявлением, в котором рассказал о своей цели – напомнить обществу о том, что 8 сентября, день начала блокады Ленинграда, должен стать общим для всех горожан днем скорби и поминовения погибших.

В этот день невозможны «концерты в честь начала блокады», радостные песни на Дворцовой площади и раздача каши ряжеными в военную форму. В этот день мы вспоминаем погибших – гражданских и военных, всех, для кого день, когда сомкнулось блокадное кольцо, стал днем отсчета смертного часа.

8 сентября внесен как день начала блокады Ленинграда в перечень официальных мероприятий Петербурга. В этот день в девять утра традиционно возлагают цветы к памятной надписи, что на здании школы на Невском, 14: «Граждане! Эта сторона улицы при артобстреле наиболее опасна!» Возлагают цветы на Пискаревском мемориальном кладбище и на петербургских кладбищах, где есть блокадные и воинские захоронения, и к мемориальной доске у блокадной подстанции, и к знаку «Блокадная полынья», вспоминают начало блокады во Дворце творчества юных, у монументов на Дороге жизни. Некоторые горожане зажигают в этот день свечи в окнах домов.


Историк и журналист Лев Лурье подчеркивает, что деятельность «Комитета 8 сентября» дистанцируется от политики, но городские власти, безусловно, могут и должны включиться в его работу: «Мы можем постараться поставить заслон пошлости, когда она появляется в любом событии, если с ним связаны «казенные люди», для которых это событие – не задача работы души, а выполнение обязательств».


Блокадников среди живущих все меньше, блокада, удаляясь от нас, обрастает мифами, а незнание порождает вот такие чудовищные вещи, о которых говорит заместитель директора Музея истории Санкт-Петербурга Юлия Демиденко, процитировавшая текст, взятый из официального портала «Ленинград. Победа»: «Это текст о ленинградских музейщиках, которые сохраняли в подвалах Исаакиевского собора экспонаты, спасенные из пригородных дворцов. «Хранение – это была их основная работа, кроме этого они время от времени ездили на фонт. Доехать до линии фронта было очень просто – от Театральной площади садились на трамвай № 36 и доезжали до Стрельны, а в Стрельне выходили из трамвая, брали винтовки и стреляли по врагу». Для любого, хоть немного знакомого с историей Великой Отечественной войны и ленинградской блокады, этот текст звучит просто оскорбительно. «И это официальный сайт! – возмущается Демиденко. – Откуда такое берется?»

Милена Третьякова, заместитель директора Музея обороны и блокады Ленинграда, снова напомнила о том, что городу необходим Институт памяти, который бы аккумулировал знания о блокаде. Третьякова напомнила, что нынешний Музей обороны и блокады Ленинграда, репрессированный по «Ленинградскому делу» и возрожденный на значительно меньших площадях лишь в 1989 году, до сих пор не имеет достаточных помещений ни для экспозиции, ни для фондов, лишен возможности, необходимой любому современному музею для нормальной работы – научного описания и изучения собственной коллекции. Городские власти говорили, что новый Музей блокады появится на территории «Водоканала» вместе с Музеем толерантности к 2018 году, но пока никаких серьезных шагов не предпринимали.

Заявление для прессы от «Комитета 8 сентября»:

В ХХ веке Ленинград постигла невиданная в истории человечества гуманитарная катастрофа. От холода, голода, бомбежек и обстрелов погибли сотни тысяч горожан – в основном женщины, дети, старики. Около миллиона бойцов Красной армии полегло в Битве под Ленинградом.

Блокаду у нас официально поминают дважды в году: 18 января (годовщина прорыва) и 27 января (годовщина освобождения). Оба блокадных юбилея принято воспринимать как праздничные, победные даты. После возложения венков на Пискаревском кладбище – торжественное заседание в БКЗ «Октябрьский». Концерты для блокадников. Встречи с ветеранами в школах. Раздача каши с тушенкой из полевых кухонь, танцы на площадях под «Синий платочек» и «Эх, Андрюша, нам ли жить в печали». Демонстрация раритетной военной техники. Салют.

Между тем блокада – такая же масштабная трагедия, как холокост. Только память об уничтоженных евреях и цыганах воплощена огромными музеями в Иерусалиме, Берлине, Вашингтоне, Освенциме, а в Петербурге блокадную историю поминают на нескольких крохотных экспозициях, включая два зала музея в Соляном переулке. Пискаревское кладбище – мощный траурный мемориал, но не музей. Память жертв геноцида отмечают в Израиле гудком сирен и общенациональной минутой молчания. В годовщину Хиросимы проходит шествие паломников со знаменитыми бумажными журавликами со всей Японии к Колоколу Мира – в эпицентр ядерного взрыва.

Традиции отмечать мрачную годовщину начала блокады у нас нет, хотя она и внесена в список общегородских памятных дат. В скорбный день 8 сентября необходимо вспомнить о заморенных голодом в блокадном Ленинграде, о красноармейцах и краснофлотцах, отдавших свои жизни на Синявинских болотах, под Красным Бором, на Невском пятачке.

Очевидны минута молчания, траурные службы в храмах всех исповеданий, возложения цветов на местах блокадных захоронений.

Необходимо в этот день помянуть жертв блокады поименно, благо имена, фамилии и адреса большинства из них известны. Это может быть коллективное чтение списков во дворах жилых домов, школах, учреждениях, на городских площадях. Имена погибших жителей стоит напечатать и развесить на каждом старом петербургском доме. Необходимо отметить памятными знаками места, где блокадной зимой складывали, прежде чем захоронить, тела умерших.

Петербург потерял в блокаду больше людей, чем все города – жертвы войны вместе взятые: Хиросима, Дрезден, Ковентри, Варшава, Гамбург. Мир забывает о нашей трагедии. Показать приезжим до сих пор нечего. Да и собственным детям тоже. Потрясающие музеи, посвященные гекатомбам невинно погибших, существуют, но, к сожалению, не в Петербурге.

Мы, потомки блокадников, должны хранить память о страданиях и героизме ленинградцев. И специальный музей для этого необходим.

Он должен стать важнейшей городской достопримечательностью, одним из знаковых мест города. Будет ли это мощный мемориал, музей-архив, музей – информативный центр или музей-институт? В какой степени можно совместить эти функции? Нужно ли строить отдельное здание или можно воспользоваться уже имеющимися, реконструированными под музейную функцию? Только после решения этих вопросов можно объявлять конкурс на архитектурную концепцию будущего музейного комплекса. И конкурс, и жюри необходимо сделать международными.

Не думаем, что среди горожан по этим сюжетам возникнут какие-либо идеологические разногласия. Блокада – наша общее горе, общая память.

Мы создаем общественную организацию «Комитет 8 сентября» для того, чтобы у нас в городе был День памяти. Уверены, что под обращением к губернатору Петербурга с просьбой сделать 8 сентября важнейшим общегородским Днем памяти подпишется большинство петербуржцев».