«Мы живем метрами и секундами»
Фото: vk.com

«Мы живем метрами и секундами»

18 января 2017 10:37 / Судебная хроника

Третий процесс над водителем, сбившим выпускниц, подошел к коренному перелому.

Громкий судебный процесс над Владиславом Кондратьевым, сбившим на автомобиле «ауди» двух выпускниц на набережной Лейтенанта Шмидта, вышел на новый этап. Обвинению удалось поставить под сомнение достоверность выводов экспертиз, которые ранее позволяли его оправдывать.

Напомним, Владислав Кондратьев сбил Екатерину Соболеву и Веронику Соколовскую 21 июня 2012 года днем, в хорошую погоду и при хорошей видимости. Девочки шли на очень высоких каблуках, поддерживая друг друга: в тот день они собирались на школьный выпускной бал. Кондратьев, как показывают многочисленные свидетели, рванул через перекресток под самый конец желтого света, когда выпускницы медленно шли по пешеходному переходу, а сбил их уже на красный. Катя Соболева погибла мгновенно, Вероника Соколовская чудом выжила.

Кондратьева дважды оправдывал Василеостровский суд, и дважды это решение отменялось в Городском суде. Второе оправдание даже устояло в апелляции, вступив в законную силу, и Кондратьев успел подать иск о защите чести и достоинства к «Новой газете в Петербурге».

Но третья инстанция оправдательный приговор все-таки отменила, иск к «Новой» Кондратьев проиграл, теперь дело вновь рассматривается в Василеостровском суде под председательством судьи Виктории Волковой.

Не просто превышал, а еще как превышал!

В заседании 17 января 2017 г. обвинение три часа пытало эксперта Александра Александрова из Северо-Западного центра судебной экспертизы. Он провел три экспертизы для процесса, последовательно указывая, что имеют право на существование две версии происшедшего: та, что рассказал Кондратьев, и та, что изложена в обвинительном заключении.

Владислав Кондратьев

Первые экспертизы Александров делал еще на следствии. В соответствии с данными, которые предоставили ему следователи, он высчитал, что максимальная скорость, с которой мог двигаться Кондратьев к моменту столкновения, – 73 км/ч. Именно эта цифра каждый раз давала защите возможность усомниться в адекватности свидетелей, которые описывают скорость Кондратьева как 80–120 км/ч.

Главный свидетель обвинения – опытный водитель Д. – видел всю сцену происшествия и описывает скорость движения ауди как 80–90 км/ч в центре перекрестка и до 120 км/ч в момент столкновения с девочками на зебре. Именно этот свидетель наиболее точно показывает, что в момент столкновения Кондратьев ехал на красный свет. Более того, он видел, что Кондратьев не просто не остановился на перекрестке, он обогнал ехавшую впереди него машину, которая остановилась на желтый, и набрал скорость, чтобы проскочить перекресток. Но если Д. неправильно указывает скорость, то и в остальном может ошибаться?

При допросе эксперта обвинение на сей раз смогло показать суду, что подсчеты, выполненные Александровым на следствии и положенные в основу обвинительного заключения, исходят из неточных данных. Адвокат потерпевших Виктор Андреев попросил сделать пересчет скорости автомобиля на основании уточненных показаний Д., который считает, что и разгоняться Кондратьев начал раньше, и тормозить позже, а значит, скорость его была выше.

Сделать пересчет на месте эксперт затруднился – сказав, что сделает это во время следующего заседания, 31 января.

Место проишествия // Фото: Fontanka.ru

Версия состоятельна, но другая

Третью экспертизу Александров провел уже во время первого судебного процесса над Кондратьевым, и сторона обвинения нашла в ней массу недочетов. Она выполнена с помощью программы PC Crash.

Ольга Харитонова, мама Кати Соболевой, заставила Александрова признать, что он, скажем так, не очень внимательно подошел к делу. В экспертизе он должен был ответить на ряд вопросов, в том числе такой: состоятельна ли версия ДТП, изложенная в показаниях подсудимого Кондратьева? Александров это подтвердил.

Между тем в самом моделировании версия Кондратьева фактически не изучалась! Кондратьев заявлял, что девочки шли не по пешеходному переходу, а в нескольких метрах позади него, неожиданно выскочив из-за припаркованного автомобиля ВАЗ. Соответственно, и сбил он их якобы метрах в семи за переходом. В моделировании же Александрова девочки стоят перед ВАЗом, и сбиты оказываются на самой границе перехода.

В судебном заседании Александрову пришлось признать, что из расчетов ясно следовало: встретиться со сбитыми там, где указывал Кондратьев, он никак не мог. Соответственно, не могли они и выходить на переход из-за ВАЗа. Из чего следует, что они вовсе не выскакивали перед Кондратьевым неожиданно, а были видны ему на большом расстоянии, в итоге вся версия подсудимого рушится.

Катя Соболева // Фото: vk.com

«Если посмотреть на справку об окончании Александровым курсов по изучению компьютерного моделирования, то можно увидеть, что данная экспертиза – его первый опыт работы с такими программами», – заявил на суде Александр Соболев, отец погибшей Кати Соболевой. Сам эксперт, заметим, затруднился ответить на вопрос, выполнял ли он моделирование до данного дела.

Наконец, адвокат Андреев обратил внимание, что в тексте экспертизы не описаны расчеты, проведенные с помощью программы PC Crash – а значит, нельзя удостовериться в том, что они верны. На следующем заседании обвинение планирует отвести третью экспертизу Кондратьева как недопустимое доказательство.

«Мы живем метрами, секундами и экспертизами последние четыре года, – поделилась с «Новой» Ольга Харитонова. – Надеюсь, что суд наконец поставит точку в этом деле».