Преступление с видом на Исаакий
Фото: Особняк Салтыковой (Б. Морская, 51)

Преступление с видом на Исаакий

16 июня 2017 09:29 / Общество

На Большой Морской готовится снос охраняемого здания и строительство шестиэтажного отеля.

Демонтаж исторических флигелей Дома Салтыковой и сооружение на их месте железобетонной коробки с двухуровневым подземным паркингом пытаются легализовать под видом работ по сохранению памятника.

Смена лица без перемены участи

Особняк на Большой Морской, 51 (арх. Пономарев, Боссе) возводился в 1852–1857 гг. для княгини Елизаветы Салтыковой, урожденной графини Строгановой. Изысканные интерьеры, так поражавшие современников светлейшей княгини, не были утрачены и в советскую пору, когда здесь квартировали проектные институты. Несмотря на последующие годы запустения, многое уцелело – и эта завораживающая тронутая тленом красота манит сюда фотохудожников и режиссеров. По-прежнему привлекателен этот дом и для тех, кому важнее локация и квадратные метры: 3000 квадратов у Исаакиевской площади!

Десять лет назад этот памятник регионального значения распоряжением городского правительства был передан ООО «А-2» для реконструкции «под административные цели». Обладателем 65,25% этой компании впоследствии станет Юрий Молчанов, на момент издания распоряжения трудившийся вице-губернатором; другая долька останется у Олега Сумбаева – гендиректора ООО «Соло», известного в Петербурге не одним скандальным проектом.

Влиятельные бизнесмены полагали возможным снести все подчистую, а затем «воссоздать», получив вместо трехэтажного княжеского особняка шестиэтажный комплекс под стеклянным колпаком. К 2009 году историческое здание лишилось эркера-галереи, засим дело застопорилось. С приходом в Смольный новой команды «инвесторы» попытались сбыть проект, но перепродажа проблемного актива, по которому никак не удавалось получить нужные согласования, тоже не задалась. В 2014-м инвестдоговор с «А-2» был расторгнут – за семь лет компания не выполнила и десяти процентов требуемых работ.

Еще два года ушло на определение дальнейшей участи здания; процесс осложнялся еще и тем, что несколько квартир были в собственности «Соло».


В администрации Адмиралтейского района рассказывали о планах создания в особняке Литературного дома Союза писателей или еще какого-нибудь культурного центра, но дальше разговоров дело не пошло.


Наконец, в августе прошлого года во фронт-офисе «единого окна» для инвесторов показалось мало кому известное ООО «Северная земельная компания» (с уставным капиталом в 10 тыс. рублей и тройкой учредителей, причастной к созданию еще с полутора десятка фирмочек) с предложением реконструировать дом под апарт-отель. По ее заказу проект выполнило архитектурное бюро Никиты Явейна «Студия 44». За счет сноса дворовых флигелей и строительства на его месте шестиэтажки из железобетона с подземной двухуровневой механизированной автостоянкой предполагается получить 44 апарта и 36 машино-мест.

По мнению аналитиков рынка недвижимости, говорить тут стоит скорее о «клубном доме», нежели о гостинице. Отелей поблизости в избытке, но жилье в таком золотом месте – а для обитателей верхних этажей еще и с видами на Исаакий – сулит принести новому «инвестору» солидные барыши. Градозащитникам же видятся совсем иные перспективы – судебные.

Покладистые эксперты

О сути проектных предложений стало известно лишь после публикации на сайте КГИОП двух поступивших в комитет экспертиз. Первая, сделанная группой экспертов во главе с А. Е. Аверьяновой, рассматривала соответствие проектной документации требованиям законодательства в сфере охраны наследия. Вторая, выполненная Светланой Шуньгиной по заказу «Студии 44», оценивала предлагаемые проектантами меры для обеспечения сохранности близлежащих объектов культурного наследия. А их тут, в зоне риска, целое созвездие: от памятника федерального значения Дом Половцова, известного как Дом архитектора (Б. Морская, 52) и регионального памятника Дом Бильдерлинга (Б. Морская, 53/8) до выявленных объектов культурного наследия Дом Жомини (Большая Морская, 54), Дом Козлова (Большая Морская, 56), Дом Сиверсов (Почтамтская, 10), Дом Корфа (Почтамтская, 8) и Дом Адам (Почтамтская, 12).

Интерьеры особняка // Фото: Роман Везенин

Если верить выводам госпожи Шуньгиной, беспокоиться не о чем. Правда, вызывает беспокойство адекватность самого эксперта: в подписанном Шуньгиной акте значится, что «экспертиза проведена в период с 31 марта 2016 по 17 апреля 2016 г.» на основании задания КГИОП… «от 18 апреля 2017 г.». При этом сам акт экспертизы датирован 17.04.2017.

Кроме того, как отмечают в петербургском отделении ВООПИиК, вопреки требованиям выданного КГИОП задания в экспертизе нет никаких данных о техническом состоянии фундаментов, стен и перекрытий тех зданий, что прилегают к объекту грядущей реконструкции. Зато содержится утверждение о якобы уже наличествующих на Доме Половцова многочисленных трещинах, «в том числе большого раскрытия». Такое утверждение, конечно, способно подстелить соломки застройщику: если что пойдет не так, можно будет заявить – так оно и было, не мы виноваты. Но отчего-то в прилагаемой к экспертизе фотофиксации описанные дефекты Дома Половцова отсутствуют. Вряд ли кому-нибудь удастся обнаружить их и в натуре, прогулявшись к этому обиталищу петербургского Союза архитекторов, где не так давно проводились реставрация и ремонт.


Градозащитники обращают внимание и на то, что предусмотренные проектом мероприятия лишь минимизируют негативное воздействие на охраняемые соседние здания, но не исключают его.


Шестиэтажное здание, возводимое на месте демонтируемых дворовых флигелей, в материалах экспертизы элегантно именуется «восстанавливаемым зданием» (при этом материал «восстанавливаемых» стен – монолитный железобетон), а двухуровневый подземный паркинг – «подвалом».

Впрочем, в заключениях за подписью Шуньгиной еще и не такое можно увидеть. Например, этим же экспертом объявлялся не достойным статуса памятника Дом Блейхмана у Новой Голландии (наб. Адмиралтейского канала, 3), потому что в начале нулевых здание надстроили двухэтажной мансардой. С участием Шуньгиной проводилась и подтянутая под интересы застройщика экспертиза по Дому Мордвиновых (которая, как будет отмечено потом в решении Куйбышевского районного суда, «не может быть признана законной»). Благодаря другому заключению эксперта Шуньгиной КГИОП снял с охраны всю территорию казарм Новочеркасского полка – что открыло дорогу к ее застройке. Также возглавляемая Светланой Шуньгиной группа экспертов положительно оценила проект застройки дворов Михайловского дворца для Русского музея – выполнив экспертизу в отсутствие утвержденного предмета охраны памятника, что впоследствии было признано неправомерным.

Снос как сохранение

По-своему впечатляющ и послужной список эксперта Александры Аверьяновой. На ее счету, например, дома Челищева и Линдес (Английская наб., 62–64, Галерная ул., 63–65) – где в отношении дворовых корпусов допускалось «приспособление под жилье и общественные функции с реконструкцией и изменением существующих габаритов в плане и по высоте» (что, по сути, предопределило их снос). Другой приговор подписан старинному двухэтажному деревянному дому на Петроградской набережной, 24: госпожа Аверьянова рекомендовала снять его с охраны, рассудив, что это типичный пример деревянного жилого дома с мезонином 1850–1860-х годов.

В случае с особняком Салтыковой эксперт Аверьянова выказывает профессиональную деформацию солидарно с коллегой Шуньгиной – также соглашаясь, что снос охраняемых государством флигелей и новое строительство на их месте вполне можно считать работами по сохранению памятника. Даром что статья 40 ФЗ-73 прямо указывает: «К работам по сохранению объекта культурного наследия относятся только меры, направленные на обеспечение его физической сохранности». А статья 39 к базовым принципам проведения государственной историко-культурной экспертизы относит презумпцию сохранности памятника при любой намечаемой хозяйственной деятельности.

В рамках установленного законом общественного обсуждения петербургское отделение ВООПИиК направило в КГИОП свои замечания по обеим экспертизам, рекомендуя отклонить и предостерегая от согласования проекта, влекущего уничтожение значительной части памятника. Однако комитет провел рассмотрение экспертиз без возражений. Теперь настал черед вмешаться «голубым мундирам» – прокурора города Сергея Литвиненко просят провести проверку по факту готовящегося сноса охраняемого исторического здания и привлечь к ответственности виновных в противоправных действиях.