Расписание на послезавтра

5 ноября 2002 10:00

Все-таки китайцы, желавшие своим врагам «жить в эпоху перемен», были глубоко гуманными людьми. Потому что - я теперь это точно знаю - есть проклятия и пострашнее. В конце концов, взрослый человек к любым переменам приспособиться может (мы же выжили!). А вот отдавать ребенка в школу в пору реформирования российской системы образования - испытание не для слабонервных. Злейшему врагу не пожелаю.






Самое обидное, что нервотрепка началась именно с того, что я решила не трепать нервы себе и ребенку, и заранее подумать о подготовке к учебе. Ведь, как пишут авторы многочисленных пособий «для талантливых детей и заботливых родителей», поступить в престижную школу сегодня не легче, чем в вуз. Кстати, какие школы в нашем районе считаются престижными? И какие там правила приема? Словом, я стала методично обходить окрестные учебные заведения и разбираться. И чем дольше я разбиралась, тем сильнее запутывалась.
То есть в теории все выглядело абсолютно ясно. В связи с перегруженностью несчастных детей (если помните, Алла Пугачева еще в конце семидесятых утверждала, что «нынче в школе первый класс вроде института») программу начального обучения решили растянуть с трех до четырех лет. Предполагалось, что в Петербурге переход к четырехлетке завершится к 2002 году, после чего трехлетняя начальная школа будет ликвидирована окончательно и бесповоротно. По новой схеме ребенок начинает учиться не в семь, а в шесть лет: соответственно, школа должна обеспечить ему возможность для полноценного отдыха. Другой вариант: учебный процесс начинается прямо в детском саду, где организуются «нулевые» (или первые - смотря как считать) классы. Что, кроме всего прочего, избавляет его от стресса, связанного с переходом к полноценной школьной жизни: ведь первого сентября его встретит знакомая учительница и знакомый класс. В общем, специалисты учли все. Кроме, пожалуй, жизненных реалий.
Во-первых, в школах, как правило, нет резерва площадей, позволяющих оборудовать игровые и спальни для шестилетних детей. Да и учителя младших классов, мягко скажем, не жаждут переквалифицироваться в воспитателей.
Во-вторых, не все дошколята посещают детские сады: некоторые сидят дома с мамами, бабушками и нянями.
В-третьих, далеко не во всех детских садах появились нулевые классы: в большинстве из них продолжают существовать подготовительные группы, воспитанники которых покидают дошкольное учреждение в семь - семь с половиной лет.
В-четвертых, когда родители отдают трех-четырехлетнее чадо в детский садик, они интересуются квалификацией воспитателей, количеством детей в группе, наличием интересных кружков, словом, чем угодно, только не качеством преподавания в той школе, которая организовала или еще только собирается организовать нулевой класс в дошкольном учреждении.
Кроме того, по мнению родителей, занимавшихся развитием своих детей, четырехлетняя программа оказывается излишне простой даже для шестилеток. «Если бы не подготовительные курсы при гимназии, моя дочь просто отупела бы за этот год, - резюмировала одна мама. - Думаю, было бы больше толка, если бы она провела его в нормальной подготовительной группе. Но у нас в саду их, к сожалению, ликвидировали».
Впрочем, о гимназиях и подготовительных курсах - чуть позже: сперва о тех выводах, которые неизбежно следовали из моего самодеятельного исследования.
Выводы были противоречивыми. С одной стороны, уложиться в обозначенные прежде сроки перехода к четырехлетке не удалось. В этом, а возможно, и в следующем году в школы придет множество семилетних детей, уже имеющих неплохую подготовку. И заставлять их учиться с нуля, по четырехлетней программе, по меньшей мере негуманно. С другой стороны, никто, кажется, и не собирается этого делать. Директора подавляющего большинства школ, которые я обошла, любезно объяснили, что, несмотря на появление «нулевок» при детских садиках, прием семилетних детей на трехлетнее обучение никто не отменял. Таким образом, родители оказываются в выигрыше: у них появляется реальная возможность выбрать то, что подходит именно их ребенку. Кому-то больше понравится «нулевка», обеспечивающая постепенное увеличение нагрузок, кто-то сочтет, что его чадо уже в шесть лет готово идти в настоящую школу, а кто-то предпочтет продлить ребенку детство или использовать «лишний» год для усиленных занятий и подготовки к поступлению в гимназию.
Подобный плюрализм не мог не радовать, и я уже мысленно прикидывала, что будет лучше для моего отпрыска. По сути, оставался один маленький вопросик. «А на следующий год будет то же самое?» - спросила я, и любезность очередной директрисы исчезла, как по мановению волшебной палочки. «Спросите в комитете администрации по образованию, - сухо порекомендовала она. - Мы живем сегодняшним днем и не знаем, какие директивы нам спустят завтра».
«Такого не может быть! - убеждала я себя по дороге домой. - В конце концов, Татьяна Голубева - не только председатель Комитета по образованию, но и мама сына-дошкольника. И кому как не ей понимать, что воспитывать ребенка «сегодняшним днем» нельзя, если, конечно, завтра вы не собираетесь отдавать его в ближайший детский дом. Родители должны представлять себе, что их ждет в ближайшей перспективе».
Пока, впрочем, не представляют. «В детском саду нас уговаривают оставить ребенка еще на год, а потом отдать в школу с трехлетним начальным образованием, - грустно объясняет знакомый. - Вообще-то нас такой вариант вполне устраивает: ведь когда ребенок начинает учиться, надо по-новому организовывать его режим дня. А если оба родителя работают, а бабушек под рукой нет, то это далеко не просто. Но неизвестно, останутся ли такие школы через год».
«Если я отдам дочку в школу в этом году, она окажется самой младшей в классе, и в дальнейшем это может обернуться серьезными психологическими проблемами. Да и неизвестно, потянет ли она сейчас гимназическую нагрузку, - вторит ему другая знакомая. - Но в гимназии, куда бы мы хотели поступить, говорят, что со следующего года у них, возможно, будет четырехлетка. И получится, что мы уже окажемся «староваты». То есть взять-то нас возьмут, но одноклассники дочери будут младше нее, что тоже не здорово. Да и терять год не хочется».
«Ну девочки еще могут себе это позволить, а вот у мальчиков впереди армия, - добавляет другая мамочка. - Сын ходит в великолепный детский садик, но, видимо, придется его оттуда забирать и переводить в «нулевку», где и детей больше, и уход, соответственно, хуже. Но если я этого не сделаю, то есть риск попасть в ту же четырехлетку в семь с половиной лет. Во-первых, ему там будет скучно, а во-вторых, в каком возрасте он ее тогда закончит? В восемнадцать, а с учетом возможного перехода на 12-летнее образование - в 19! В таком возрасте он уже собственной семьей может обзавестись».
Надо обращаться в Комитет по образованию, получить исчерпывающий ответ на все наши вопросы - и успокоиться, наконец, - подумала я. К сожалению, ответ, поступивший из Комитета по образованию, никого не успокоил: скорее наоборот. «В настоящее время, - пишет г-жа Голубева, - готовятся серьезные изменения правил приема детей в первые классы, который начинается 1 апреля 2002 года. В связи с этим будет проведена большая разъяснительная работа с населением и педагогическими работниками».
О каких изменениях идет речь, можно лишь догадываться. Возможно, речь идет о ликвидации подготовительных групп в детских садах: в некоторых из них уже начали циркулировать такие слухи. Я, конечно, не специалист, но, на мой взгляд, это должно сопровождаться определенной коррекцией программ развития детей в младших группах, но времени на подобные корректировки, разумеется, уже нет... В любом случае ответ, датированный 24 декабря 2001 года, способен вогнать в шок самых стойких мам. Потому что, с их точки зрения, подготовка к новому учебному году началась еще осенью. Осенью (в крайнем случае - зимой) родители окончательно определяются с выбором школ и при необходимости начинают водить детей на подготовительные курсы. Вопрос о переводе ребенка в приличную «нулевку» тоже должен решаться зимой, в противном случае там просто не окажется мест. Между тем «серьезные изменения правил приема», которые только сейчас разрабатывает комитет, наверняка заставят часть родителей изменить свои планы. Причем, что называется, в последний момент...
Вотличие от меня, большинство родителей питерских малышей обо всем вышеописанном не осведомлены - может быть, к счастью для них, ибо во многом знании много печали. А если серьезно - то «Новая газета» намерена еще не раз вернуться к этой теме, когда удастся получить хоть какие-то обстоятельные разъяснения. Обращение к депутатам Законодательного собрания пока что не помогло: видимо, на собственной шкуре никто из них с этой проблемой не сталкивался, а потому имеет о ней весьма смутное представление. Впрочем, услышав о надвигающихся переменах, они пообещали помочь нам (и родителям) разобраться в ситуации. Что касается депутатов Госдумы, то заместитель председателя Комитета по образованию и науке Александр Шишлов обещал обратиться лично к министру образования Владимиру Филиппову, но для этого нужно время. Пока же депутат полагает, что ясность со сроками образования наступит лишь тогда, когда будет принят разработанный им закон о государственных образовательных стандартах.
Но, во-первых, принятие законов - дело долгое. Между тем родители хотели бы представлять, на каком свете они находятся, уже сегодня: послезавтра им это будет уже не нужно. А во-вторых, согласно законопроекту, начальное образование должно быть именно четырехлетним, без каких-либо вариаций, так что питерским учебным заведениям все равно придется завершать переход на новую систему. Кстати, как следует из письма Татьяны Голубевой, Санкт-Петербург остался чуть ли не единственным субъектом федерации, где этот переход еще не завершен. Казалось бы, нам должно быть проще, чем всем остальным: ведь есть возможность учесть опыт предшественников. Но на деле никакой «простоты» не получается. А «наверху» тем временем обсуждают идеи других, не менее глобальных реформ...
В общем, то ли еще будет - ой-ой-ой...

Виктория РАБОТНОВА
Фото Дениса ВЫШИНСКОГО