Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Всем спасибо, все свободны
Фото: дача Змигродского, «законсервированная» КГИОП в июле 2018 года // Татьяна Влади

Всем спасибо, все свободны

30 июля 2018 09:10 / Общество

5 миллионов, выделенных на разработку Концепции сохранения памятников деревянного зодчества, освоят без привлечения ведущих специалистов в этой сфере.

Компания «Авенариум+», обещавшая за 36 млн рублей сочинить концепцию приспособления старинных дач Курортного района, родила мышь – ее интерес свелся к освоению участка исторических дач Кана и Витцеля возле берега залива, где под видом детского оздоровительного комплекса готовятся возвести гостиницу с рестораном и SPA-центром. По итогам январской встречи с группой Сокурова губернатор Георгий Полтавченко распорядился вверить создание концепции сохранения петербургских деревянных памятников КГИОП с привлечением градозащитников. Возглавить эту работу со стороны общественности поручалось Михаилу Мильчику. Однако по прошествии полугода выяснилось, что займется концепцией «Студия-44» Никиты Явейна, выигравшая проведенный без лишнего шуму конкурс.

Встретились, поговорили

В январе 2018 года глава города был впечатлен рассказом о деятельности исследовательской группы «Старые дачи», собравшей уникальные данные о том, как формировалась историческая среда нынешнего Курортного района, как складывались судьбы сотен конкретных зданий, их создателей и владельцев. Годы кропотливой работы в российских и зарубежных архивах, организация выставок и научных симпозиумов, изучение мирового опыта, проведение обмеров и фотофиксация «уходящей натуры», разработка проектов реставрации и приспособления конкретных объектов силами студентов архитектурных вузов – всех заслуг этой горстки энтузиастов не дал перечислить жесткий регламент. Но и сказанного хватило, чтобы губернатор согласился с целесообразностью использовать наработки таких подвижников и привлечь их, а также петербургское отделение ВООПИиК к созданию концепции. Георгий Полтавченко внес и кандидатуру общественного куратора Михаила Мильчика, особо отметив его выдающийся опыт в деле сохранения деревянных памятников. Кроме того, именно Михаил Мильчик еще в 2013 году инициировал обращение Совета по сохранению культурного наследия к губернатору о необходимости создания такой концепции и сформулировал ее базовые положения, а все последующие годы не оставлял усилий по продвижению этой идеи.

На совещании в Смольном договорились, что для разработки концепции будет создана специальная рабочая группа под эгидой КГИОП. Однако месяц проходил за месяцем, а о ее формировании не поступало никаких вестей.

Первым, с чего чиновники начали воплощать в жизнь поручение губернатора, стала мартовская поездка в Финляндию – «с целью изучения положительных практик сохранения деревянной архитектуры», пояснили «Новой» в КГИОП.

Согласно данным финского источника, в состав делегации (кроме Михаила Мильчика и еще трех специалистов, имеющих опыт реставрации объектов деревянного зодчества), оказались включены три чиновника КГИОП и три представителя компании «ЖилСтрой».


Ответ на наш запрос «Новой» о практических результатах визита был лаконичен: «Положительный опыт сохранения деревянной архитектуры Скандинавских стран учтен при составлении технического задания на разработку Концепции». Опыт, надо полагать, изучили и осмыслили ударными темпами: поездка проходила в 20-х числах марта, а техзадание КГИОП утвердил к 11 апреля.


Михаил Мильчик, привлекавшийся к составлению задания, затруднился ответить, как отражен в нем указанный опыт: «Мне об этом ничего не известно. Как и о том, сформирована ли обещанная рабочая группа». По словам эксперта, в марте-апреле его приглашали пару раз для участия в совещаниях по ТЗ. Но с тех пор никакой информации о дальнейшей судьбе самой концепции он не получал.

Новичок

Известие о том, что ее разработку вверили «Студии-44», стало для градозащитников сюрпризом. Особо заметных достижений на поприще спасения деревянных памятников за Никитой Явейном не упомнишь. Он памятен скорее как поборник весьма радикального отношения к таким объектам. Петербургскому ВООПИиК не раз приходилось оказываться с ним по разные стороны баррикад – как, например, в случае с деревянным домом 24 на Петроградской набережной. Его владелец намеревался возвести здесь десятиэтажный отель – и Явейн, вторя собственнику, упорно настаивал на малоценности здания, ведущего свою историю с конца XVIII века. Лоббистские усилия дали свой результат: охранный статус сняли, попытки ВООПИиК оспорить это решение в суде успеха не имели. Домик пока стоит – под нажимом общественности собственник вроде бы согласился не сносить его полностью, ограничившись заменой якобы аварийных конструкций. Но какую их долю, еще не известно. Очевидно одно: при реализации проекта «Студии-44» громада нового отеля оставит этому старинному зданию роль маленькой собачки при входе. Так же, как уже случилось с деревянным особняком Добберт на Большой Пушкарской – сохраненным и отреставрированным, но визуально раздавленным спроектированным этой же мастерской зданием Академии танца Бориса Эйфмана.

Особняк Добберт после реставрации // Фото: silco.spb.ru Особняк Добберт после реставрации // Фото: silco.spb.ru

На этом адресе мастерская Явейна работала в тандеме с той самой компанией «ЖилСтрой», представители которой оказались в составе посетившей Финляндию делегации. Особняк Добберт с Академией танца – не единственный пример их совместной работы. Среди прочих – реконструкция под гостиницу домов Челищева и Линдес на Английской наб., 62-64 (с надстройкой двух новых этажей и сносом дворовых флигелей).

О том, что концепцией «по деревяшкам» займется именно мастерская Явейна, наш источник в КГИОП обмолвился еще в конце мая. Хотя итоги конкурса официально подвели 8 июня. Рассматривалось всего две заявки – «Студии-44» и ЗАО «СПб-ПРОЕКТ». Второй участник изначально выглядел аутсайдером: по такому критерию оценки заявок, как опыт успешного выполнения работ сопоставимого характера и объема, у него красивый круглый ноль.

Следите за руками

Формально КГИОП, конечно, не обязан был ставить в известность Михаила Мильчика и прочих участников совещания в Смольном о том, что объявляет конкурс на разработку концепции. Хотя в условиях декларируемой совместной работы над нею не грех было и уведомить. Есть на что попенять и градозащитникам – не стоило расслабляться, наивно полагая, будто такие декларации избавляют от необходимости бдить.

Не уследили не только за объявлением о конкурсе, но и за итоговыми формулировками протокола встречи с губернатором. Кто их оттачивал – предмет отдельного разговора. Но на бумаге оказалось совсем не то, что наказывал Георгий Полтавченко и с чем согласились участники совещания. Губернатор поручил КГИОП совместно с Михаилом Мильчиком за счет городского бюджета разработать до конца 2018 года концепцию. Именно так фиксировалось и в отчете об итогах совещания на сайте городской администрации. Но в протоколе закрепили другое, заменив разработку концепции на разработку техзадания.

И теперь, отвечая на вопрос «Новой», по каким причинам проигнорирована рекомендация губернатора о привлечении к созданию концепции Михаила Мильчика и исследовательской группы «Старые дачи», комитет бодро рапортует: все в соответствии с протоколом, мы с Мильчиком согласовали техзадание на разработку концепции, представленные им замечания учли. А информации о том, почему Мильчик не привлек «Старые дачи» или еще кого из общественных организаций, КГИОП не имеет.


В общем, защитникам наследия в очередной раз позволили потрудиться бесплатно, но когда дело дошло до подряда на 4,97 млн, их участие уже ни к чему.


В исследовательской группе «Старые дачи» таким исходом нисколько не удивлены, давно привыкли к подобному отношению. Люди они не жадные. Все по крупицам добытое – старинные карты, планы и чертежи, фото, документы, письма, воспоминания – выкладывают на сайте. В надежде, что популяризация этого пласта наследия послужит его сохранению. Правообладатель сайта Александр Браво не против использования представленных здесь материалов – но с письменного его согласия и с обязательным сохранением логотипов, размещенных на фотоматериалах.

Соответствующее уведомление размещено на сайте, однако зарабатывающие на чужом труде «эксперты на подряде» не видят нужды ему следовать.

Тот же «Авенариум+», когда лепил свою версию концепции для Сестрорецка, попользовался выложенными на сайте «Старых дач» материалами – но даже списать грамотно не сумел.

После шквала обращений градозащитников и депутатских запросов, привлекших внимание прокуратуры и Счетной палаты, «Авенариуму» не отдали заложенных на разработку концепции 36 миллионов. Компания управится, как пояснял вице-губернатор Михаил Мокрецов, «в рамках уставной деятельности». На которую, к слову, отписали из бюджета без малого 27 млн. Для сравнения: разработка концепции сохранения и современного использования деревянных памятников для всей России была выполнена в 2016 г. по заказу Минкульта за 3,6 млн.

Вице-губернатор Мокрецов, кстати, год назад обещал ввести в совет директоров «Авенариума» «представителя градозащитной организации для учета мнения профессиональной общественности». Но, видно, запамятовал. Хотя трудно себе представить, чтобы кто-то из градозащитников согласился слиться с этой конторой, образованной из подведомственной КИО структуры по управлению городскими банями.

Дача Змигродского, прикрытая к мундиалю баннером (май, 2018) // Фото: newsestroreck.ru Дача Змигродского, прикрытая к мундиалю баннером (май, 2018) // Фото: newsestroreck.ru

Паразиты ценности лишают

Немало материалов группы «Старые дачи» можно видеть и в представленных недавно историко-культурных экспертизах проектной документации по сохранению и приспособлению дач Кана и Витцеля, выполненных по заказу того же «Авенариума». Ссылки на сайт terijoki.spb.ru есть, но логотипы с фото убраны и письменных обращений к правообладателю не поступало.

Не говоря уж о том, что такое дармовое «заимствование» в рамках проекта, получающего из бюджета миллионы, выглядит неприлично.

Хотя самих исследователей больше печалит другое. «Очень много опечаток, ошибок. Например, дача несчастного Шаповаленко дана в трех разных написаниях», – замечает координатор «Старых дач» Елена Травина.

Но самое скверное, что цель такой экспертизы может оказаться ровно противоположной той, что ставят перед собой защитники наследия.

Так, заключение по даче Кана (которую приспособят под «административные» цели) оставляет впечатление «подкладывания соломки» под ее демонтаж. Притом что авторы экспертизы (Наталья Глинская, Валерий Калинин, Михаил Прокофьев) обошлись поверхностным визуальным осмотром, а по данным техпаспорта-2016, степень износа конструкций составляет всего лишь около 40%, состояние объекта описывается с явным сгущением красок. И завершается таким допущением: «В случае обнаружения после расчисток деструктивных элементов узла сруба и конструкций в целом с видимыми значительными следами биопоражений, требующих многочисленных замен, разработать авторские листы на переборку сруба». И уже сейчас «на берегу» заявляется о переборке веранд.

В приложениях имеется выписка из ЕГРН. Где в графе о наличии в границах участка территории объекта культурного наследия значится – «данные отсутствуют».

Глинская со товарищи соглашаются со многими сомнительными новациями, предлагаемыми проектом. Внутри бревенчатые стены зашиваются листами гипсокартона, а снаружи предлагается устроить новое крыльцо с пандусом для инвалидов и установить металлическую эвакуационную лестницу на мансардный этаж. Казалось бы, очевидно – такой апгрейд изящной и весьма миниатюрной дачи Кана ее изуродует. Но авторы экспертизы так не считают. Новую лестницу из металла (исторически лестницы тут не было, а в советские годы сделали деревянную) объясняют лучшей «износоустойчивостью» этого материала – не иначе, в заботе о том, чтобы пережила само деревянное здание. А пандус благословляют как «некапитальную конструкцию», которая «может быть легко демонтирована».

Унесенные ветром миллионы

Как сообщает КГИОП, предназначенные мастерской Явейна 4,9 млн – это на разработку только первого этапа концепции. Уточняющий вопрос «Новой» – когда собираются объявить конкурс на разработку второго и за какую цену? – остался без ответа. Нам лишь сообщили, что в соответствии с техническим заданием «сроки выполнения второго этапа определяются по результатам выполнения первого этапа».

Первый надлежит завершить до 10 декабря. Он, разъясняют в КГИОП, включает в себя историко-архитектурные и натурные исследования с целью выявления объектов, представляющих наибольшую ценность, формирование соответствующего перечня, подготовку аналитических материалов по государственной охране, сохранению и использованию памятников деревянного зодчества с рекомендациями по их дальнейшему развитию. Результаты обещают вынести на рассмотрение Совета по сохранению культурного наследия. Задачи второго этапа в изложении охранного ведомства сводятся к разработке приоритетных программ/направлений по госохране, сохранению и использованию.

Можно делать ставки: в какой степени очередной подход к исполнению концепции задействует наработки, представленные на сайте terijoki.spb.ru.


В самой исследовательской группе «Старые дачи» тем временем пытаются оценить, что бросаться фиксировать в первую очередь. В то, что освоение очередных бюджетных миллионов выльется в реальные работы по спасению конкретных деревянных памятников, уже никто не верит.


Отношение руководства КГИОП к судьбам этого самого хрупкого пласта наследия прекрасно иллюстрирует история с дачей Змигродского (Сестрорецк, ул. Андреева, 3). Этот памятник регионального значения давно брошен на произвол судьбы и доведен до критического состояния. Градозащитники не один год добивались от Смольного принятия экстренных мер хотя бы по консервации и противоаварийным работам. В марте на сайте городской администрации появилась информация о том, что на даче Змигродского проводится консервация. Сообщалось, что годом ранее КГИОП выдал задание на такие работы на памятнике «в связи с угрозой разрушения». Теперь, отчитывалось охранное ведомство, «внешний периметр здания затянут строительной сеткой, зашиты оконные и дверные проемы. Объект включен в маршрут ежедневного обхода органов охраны правопорядка». Приводились также слова Сергея Макарова о том, что «в течение летнего периода необходимо завершить проект первоочередных противоаварийных работ, чтобы к сентябрю, до осенних дождей, здание было укрыто защитным сооружением и можно было начать выполнять обмеры».

Однако на самом деле задание КГИОП от 27.03.2017 никакой адекватной консервации и не подразумевало, сводилось к устройству «временного защитного сооружения» – а именно баннеров с изображениями исторических фасадов. Причем только с трех просматриваемых от станции Курорт сторон.

Цель у затеянных манипуляций была одна: скрыть разруху от глаз участников и гостей мундиаля. О чем прямо и сообщал Сергей Макаров в письме, разосланном 11 апреля 2017 г. главам районных администраций: «в связи с крайне неудовлетворительным состоянием фасадов 9 объектов (включая дачу Змигродского. – Прим. ред.) культурного наследия, не имеющих пользователей, прошу Вас рассмотреть возможность выполнения в кратчайшие сроки работ по установке баннеров со стороны лицевых фасадов на время проведения спортивно-праздничных мероприятий «Чемпионат мира по футболу 2018».

То же указано и в письме комитета главе Жилищного агентства Курортного района от 13.09.2017 о согласовании представленного проекта такой временной «ширмы»: «КГИОП… принципиально не возражает против устройства временной конструкции для размещения баннера с изображением исторического облика ОКН на время проведения спортивно-праздничных мероприятий «Чемпионат мира по футболу 2018». И рекомендовал дополнить конструкцию «системой пространственных связей, обеспечивающих геометрическую неизменяемость, с учетом расчетов на несущую способность временной конструкции, в том числе ветровую нагрузку».

Не сработало. Установленные в мае баннеры (обошлись бюджету в 868 тыс.) сдуло ветром к 24 июня.

Когда эти вариации на тему нарисованного очага папы Карло облетели, стало видно – оконные и дверные проемы зияют, а вовсе не зашиты, как рапортовал КГИОП.

Затем комитет объявил тендер на разработку документации по устройству «саркофага» – свыше 2 млн, а следом и на его сооружение – еще более 8,5 млн. Работы предписано завершить к 1 октября. Так что и с обещанием господина Макарова укрыть памятник к сентябрю, дабы защитить от дождей, тоже не клеится. Зонт выходит золотой – в общей сложности ухнули уже около 11,5 млн. Но может статься, зонтик покойнику и не пригодится.