Умный, честный, влюбленный

20 сентября 2004 10:00

Профессоршу повидать не удалось. Она с чадами сейчас в Альпах. Профессор по семейству изрядно скучает и очень скоро (даром что только приехал) улетит обратно к ним, в Австрию. Он вообще как нейтрино: вроде здесь - отвернешься на секунду - а его уже след простыл...




В этот раз на берега Невы профессор кафедры кристаллографии СПбГУ Сергей Кривовичев прибыл по случаю. Хотя последние лет семь он и мотается постоянно по заграницам (то в Европе потрудится, то в Америке), в родной город возвращается всегда; но осень-2004 – особая. В минувший четверг в здании Петербургского отделения РАН на Университетской набережной, в битком набитом зале, г-н Кривовичев получил золотую медаль, и к ней – премию Алферовского фонда для молодых ученых. А двумя неделями раньше ему исполнилось 32.
На церемонии награждения после короткого лауреатского доклада («нано-трубки... соотношение урана и молибдена...») взыскательная публика взорвалась аплодисментами; академики и членкоры, включая самого вице-президента РАН Жореса Алферова, в один голос прочили герою дня Нобелевскую.
Что им движет, вдохновляет, держит на плаву? Интеллект, любовь, воля?.. Конечно, сплав всех этих качеств, но, сдается мне, второго все же больше. Знаете, есть такой термин: «дитя любви»? Похоже, наша восходящая звезда – из тех самых. Для этого нужно было родиться у пары неровно друг к другу дышащих аспирантов ЛГУ, с детства влюбиться в науку, поступить все в тот же универ, однажды на лекции поднять голову от конспекта – и встретиться взглядом с сокурсницей Ирой Старицкой...
В 1993-м они поженились. И пошло-поехало.
Детей у Кривовичевых много. Ивану – десять лет, Алеше – три, а есть еще Николай, Василиса, Ася. «Мы с их мамой единомышленники во всем. Разногласий нет.» – «Разве так бывает?» – «Ну, пожалуй, что... Недавно предложили хорошую работу в США, а Ирина – ни в какую! Ей больше немецкоговорящие страны по душе...»
Официальная зарплата доктора геолого-минералогических наук Кривовичева в питерском университете – порядка семи тысяч рублей, жена – домохозяйка; в северной столице у них двухкомнатная квартира на семерых (тесть с тещей великодушно дали разменять свою). Перебиваются, само собой, в основном на забугорные гранты да стипендии.
– Это даже не прискорбно, это трагично! – Сергей волнуется, жестикулирует. – Я же знаю, как за рубежом живут люди моего ранга – очень хорошо живут! Просто выполняя свою работу...
При желании профессор мог бы осесть на Западе как дважды два – звали и звать будут. Еще бы: молодой талант находит свое применение на стыке физики, химии, геологии, математики – область чертовски перспективная, открытие сыплется за открытием. Ощущение такое, что новые материалы с интересными, порой уникальными свойствами сами стучатся к нему в дверь (был бы дома): одних лишь доселе неизвестных соединений урана Сергей уже синтезировал порядка ста! Где все это может пригодиться? Да где угодно! В промышленности – в том числе, в электронике, в атомной и нефтяной энергетике, в высоких технологиях... Например, с тем чтобы прогнозировать поведение радиоактивных отходов после их захоронения, давать гарантии от утечки вредных веществ в окружающую среду, использовать принципиально новые виды консервации... Простор поистине безграничен, мерность пространства возрастает в геометрической прогрессии.
Ей-богу, его эмиграцию никто бы не осудил. Вот только желания такого нет. Он, представьте себе, как это ни смешно (или не смешно?), считает, что нужен здесь, в Петербурге. И уезжал бы гораздо реже, но беда в том, что многих приборов, без которых его обыденное волшебство невозможно, у нас нет и в помине. У Сергея же есть мечта, вернее – готовый проект с ориентировочной сметой: современная лаборатория для исследования структуры вещества.
– За человеческими и интеллектуальными ресурсами дело не станет, – без ложной скромности констатирует потенциальный завлаб.
Не хватает всего каких-нибудь полмиллиона евро на оборудование. А с государственным финансированием науки у нас нынче... Даже говорить скучно. Поэтому завтра-послезавтра – опять в дорогу.
...Убегая, уже издалека, будущая гордость нации успел ответить еще на один вопрос. Диктофон эту фразу не поймал, но запомнить было нетрудно. «Куда потрачу премию (100 тысяч рублей – ред.)? Раздам долги!»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА