Дневник гувернера

20 сентября 2004 10:00

Рассказать об этом деле непросто. С одной стороны – обычное уголовное дело, не потрясающее своей изощренностью или жестокостью. Бог знает сколько еще таких историй могло случиться или случилось, но по каким-то (вполне понятным) причинам до следствия и суда не дошло и так не стало достоянием гласности. С другой стороны – соседство контрастных деталей, цепь случайных (или неслучайных?) совпадений, сопутствующих ходу этого странного дела, слушания по которому после значительного перерыва продолжатся в конце сентября в Смольнинском федеральном суде, делают его уникальным и даже сенсационным.




Итак, по порядку. Родители одного одиннадцатилетнего мальчишки решили нанять гувернера. Через известное гувернерское агентство выписали воспитателя. Послужной список у того был хоть куда. Без малого сорок лет. Родом хоть и не из Питера, но живет здесь уже достаточно давно – после окончания истфака герценовского пединститута осел в северной столице. К тому же герой: в начале восьмидесятых воевал в Афгане. Плюс спортсмен: кроме гувернерства занимался с мальчишками в туристической секции Дворца творчества юных.
И все вроде шло хорошо. Два года старший наставник пестовал мальчика: буквально не отходил ни на шаг, развивая его духовно и физически, привел в спортивную секцию, летом возил в спортлагеря. Но вот с физическим развитием, как оказалось, случился некий, как бы это сказать, перекос.
Выяснилось это совершенно случайно. И то только благодаря тому, что гувернер-то наш, помните, был не из Питера, здесь жил на съемных квартирах. Зная об этом, семья подростка решила помочь воспитателю: поселили его в своей квартире – нет, не той, где жили сами, другой, но принадлежащей тоже им. Вот эта немаловажная деталь и сыграла, можно сказать, роковую роль.
Весной прошлого года по каким-то своим делам родители мальчика оказались в этой самой квартире (ключи от которой, само собой, были не только у нового квартиранта, но и у владельцев жилья). И там случайно наткнулись взглядом на настораживающие фотографии на столе гувернера – обнаженных мальчиков. И что самое страшное – увидели среди них сына. Тут же рядом лежала видеокамера и кассеты (камера гувернеру тоже была дана для съемок сына... если б только знать, каких!)... Одна кассета, другая... Хоумвидео хранило сцены секса нашего гувернера с мальчиками.
Но и это еще не все. Тут же были дневники воспитателя. Которые в обычной ситуации вряд ли привлекли бы к себе внимание. Но не теперь. Ах, что это были за дневники! В них подробно описывались не только основные вехи в жизни гувернера, но и его переживания от близости с малолетками. Причем, как следовало из этих записей, самыми желанными были для него именно такие вот мальчишки – двенадцати лет...
Дело было ясным. Родители бросились в ближайший – 76-й отдел милиции. Но, как это ни парадоксально, следственное управление РУВД Центрального района уголовное дело возбуждать не стало – отказали «в связи с отсутствием состава преступления». (Было это в начале апреля 2003-го.) Пришлось обратиться в прокуратуру. И только тогда, после проверки, зампрокурора Центрального района, отменив прежнее постановление, возбудил-таки уголовное дело. (Это было уже в сентябре.)
В процессе проверки выяснилась пикантная деталь. Оказалось, несколько лет назад, в 1999 году, гувернер уже привлекался к уголовной ответственности, причем за то же самое, по той же 135-й статье уголовного кодекса (развратные действия в отношении несовершеннолетних). И был признан виновным, но... освобожден по амнистии. Было очевидно, что человек (точнее, преступник?) выводов для себя не сделал (вернее, сделал, но как раз противоположные?) и благополучно продолжил заниматься тем, за что однажды уже угодил за решетку. Учитывая все это, зампрокурора района Уткин дал указание задержать гувернера, вернее, поскольку по новому законодательству лишить человека свободы, даже временно можно только по решению суда, прокурор, говоря официальным языком «дал указание возбудить ходатайство перед судом об избрании меры пресечения – заключение под стражу».
Казалось бы, все, гувернерская песенка спета. Но действительность, презрев законы логики, предложила совершенно иной сценарий. Менялись следователи и даже ведомства: дело переходило из следственного управления РУВД Центрального района в следственное управление ГУВД Санкт-Петербурга, в Горпрокуратуру, прокуратуру Центрального района... Гувернер все это время оставался на свободе (и остается по сей день) – под подпиской о невыезде. Вначале это объясняли тем, что инкриминируемая ему 135-я статья не относится к разряду тяжких. Потом появились иные, более мудреные формулировки.
А дело стало понемногу обрастать новыми существенными деталями. Экспертиза определила: в действиях воспитателя в отношении мальчишки (да и других запечатленных на видео) налицо признаки насилия. А это уже совсем другая статья – 132-я (насильственные действия сексуального характера), статья тяжкая, и по ней подследственного вроде бы должны изолировать от общества по определению.
Но и это еще не все. В конце октября 2003-го гувернер попал в разработку оперативников УБОП. Да как попал! Классика жанра: его взяли с поличным во время контрольной закупки героина, который он благополучно продал оперативникам, расплатившимся с ним мечеными купюрами... На него завели еще одно уголовное дело – теперь уже по статье 228 УК РФ, за торговлю наркотиками в особо крупном размере. Дела потом объединили, а гувернер стал обвиняемым уже по двум тяжким статьям. И, казалось, было очевидно: он представляет явную опасность для общества. Кстати, потом, уже в марте 2004-го, это даже подтвердил своим решением Смольнинский федеральный суд, обязав следователя прокуратуры Центрального района «устранить допущенные недостатки», «возобновить предварительное следствие», «возбудить перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу». Но воз, как говорится, и ныне там...
По этому странному делу накопилась целая кипа документов, направленных в прокуратуру и суд по поводу волокиты и бездействия органов правопорядка. Вот лишь некоторые выдержки, не нуждающиеся в комментариях:
«В производстве следователя прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга Боришпольца А.В. находится уголовное дело №716395 по обвинению Хрулева М.И. (фамилия изменена, ведь вина гувернера пока не доказана судом, – авт.) в совершении преступления, предусмотренного пунктом В части 3 статьи 132, статьи 135, частей 1 и 4 статьи 228 УК РФ... В течение более чем 9 месяцев, несмотря на то что Хрулев продолжает заниматься преступной деятельностью, совершая особо тяжкие преступления... оказывал давление и угрожал потерпевшему... ранее привлекался к уголовной ответственности за аналогичные преступления... по данному уголовному делу даны неоднократные указания прокуроров различного уровня... следствие до сих пор не возбудило перед судом ходатайства об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу». (Это адресовано заместителю прокурора Санкт-Петербурга А.Е. Жукову.)
«...В ходе осмотра квартиры, где проживал Хрулев М.И., были изъяты 4 папки с дневниковыми записями, где он подробно описывает совершение развратных действий с малолетними и свои чувства по этому поводу, 44 фотографии обнаженных подростков, 7 видеокассет, на которых запечатлены сексуальные контакты Хрулева с малолетними мальчиками... Ранее Хрулев привлекался к уголовной ответственности за совершение развратных действий в отношении лиц, заведомо не достигших 14-летнего возраста, но был амнистирован. Несмотря на это, на путь исправления не встал и продолжил заниматься преступной деятельностью аналогичного характера... В отношении Хрулева возбуждено еще одно уголовное дело по факту незаконного сбыта наркотических средств в особо крупных размерах. То есть, находясь под следствием, он продолжает заниматься преступной деятельностью и подозревается в совершении еще одного особо тяжкого преступления... От педагогической общественности поступают возмущенные сообщения о том, что Хрулев продолжает заниматься «воспитательной» деятельностью, преимущественно с малолетними мальчиками. Его встречают в сопровождении групп несовершеннолетних на различных детских мероприятиях, что дает основания полагать, что он может продолжать заниматься совершением преступлений сексуального характера в отношении малолетних... Совокупность того, что Хрулев занимается незаконным сбытом наркотических средств и при этом продолжает заниматься якобы педагогической деятельностью с малолетними детьми... Нельзя исключить, что он занимается распространением наркотических средств или вовлечением в наркоманию несовершеннолетних...» (А это – прокурору города Н.А. Винниченко.)
Заметьте: с начала этой дикой истории прошло уже полтора года. И никаких мер до сих пор не принято. Почему? Какая звезда ведет по жизни сорокалетнего мужика, бережно отводя от него карающий меч правосудия?
Фантастика, скажете вы? Да, фантастика. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что есть и иной взгляд на описываемые события. Взгляд самого гувернера. Который утверждает, что мальчишек он ни в коем случае не насиловал, все было исключительно по-мирному (хотя разве родителям его подопечных от этого легче?). А наркотики ему якобы подбросили – специально, чтобы потопить, отомстить (хотя кто в такой ситуации говорит иначе?).
И еще одна характерная подробность. В своих дневниках, откровенно описывая события, связанные с первым уголовным делом 1999 года, гувернер упоминает такую деталь: он якобы платил следователю за то, чтобы как-то замять дело (по которому, как вы помните, он в итоге был амнистирован)... И нельзя сказать, что такие случаи нам в принципе неизвестны: и наркотики кому-то, бывает, подбрасывают, и от наказания за преступления освобождают за мзду...
Такой вот клубок фактов. И с какой стороны ни взгляни, легче не становится. То ли бардак и ведомственная неразбериха настолько всеобъемлющи, что в них, как в трясине, вязнет любое, даже не самое запутанное дело? Или того хуже – коррупция? То ли система настолько беззуба, что не может оградить наших детей от одного негодяя, причем, казалось бы, даже не самого страшного – не убийца все же, не террорист?
Хотя это ведь как посмотреть: если с точки зрения конкретных родителей, то для них, возможно, в такой ситуации нет большой разницы – оказался ли сын в заложниках или такое...
Вопросы, вопросы, вопросы... А где ответ? Да и будет ли он вообще?

Николай ДОНСКОВ
фото Михаил СПИЦИН