Очередь в школу не занимать

7 марта 2002 10:00

В Петербурге снова появился дефицитный товар и очереди, в которых стоят ночами и записывают номерки на ладонях. Нет-нет, не спешите занимать, может, вам и не нужно. Потому что речь идет не о продуктах, вещах и даже не о бытовой технике, а о местах в начальных классах престижных школ.





Мартовский шок
Суть проблемы достаточно проста. До нынешнего года в Санкт-Петербурге существовали два типа школ. Одни принимали всех детей по месту жительства - достаточно было написать заявление. Другие имели право на конкурсный или смешанный набор - то есть туда попадали только самые подготовленные, прошедшие через сито головоломных тестов. Речь, конечно, о престижных гимназиях. Так вот, новые правила приема в первые классы, опубликованные 1 марта - как раз в день начала приема заявлений, - уравняли всех в правах. Теперь и элитные гимназии, и самые заштатные районные школы обязаны принимать в первый класс исключительно на основании заявления, а не по результатам тестов. Казалось бы, торжество справедливости? Но не все так просто, как кажется.
Конкурсные гимназии готовили своих будущих «абитуриентов» заранее: при каждой из них еще осенью открывались подготовительные курсы, где сотни детей учились читать, писать, решать задачи... И немудрено, что известие о нововведениях вогнало родителей этих детей в состояние, близкое к панике. Ведь число мест в каждой школе ограничено, как правило, их даже на всех «приготовишек» не хватало, а если еще и дети «со стороны» придут... Короче, в ряде школ возникло нечто типа боевых дружин, которые в ночь на 1 марта дежурили у заветных дверей, дабы не пропустить на запись чужаков. Впрочем, у части «своих» тоже возникли трудности с подачей заявлений. Ведь согласно правилам к ним должен быть приложен пакет документов. Например, копия вкладыша, подтверждающего, что у ребенка российское гражданство (а его вовремя получили не все), справка о регистрации ребенка. А в паспортных столах - очереди в связи с обменом документов. Но главным камнем преткновения стал медицинские карты. Во многих детских садах их оформление завершат лишь в апреле, а к этому времени «первоклассные» места давно закончатся...

Шаг в сторону
- Паника возникла на пустом месте, - утверждает председатель Комитета по образованию Татьяна Голубева. - К заявлению достаточно приложить справку о том, что ребенок может учиться в общеобразовательной школе, а карту принести позднее.
В теории все достаточно просто. Гимназии и лицеи сохраняют право на конкурсный набор в 5-й класс, но начальные школы должны брать всех, кто к ним придет. Куда брать? По словам г-жи Голубевой, ажиотаж вокруг нехватки мест искусственно раздут. У большинства гимназий нет проблем с приемом, а тем, кому негде открывать дополнительные классы, сейчас подыскивают новые помещения. Иногда это пустующие здания, иногда - невостребованные школы, где «отсутствует лидер, который мог бы направить педагогический коллектив». В общем, Татьяна Ивановна уверена, что предложение почти всюду поспеет за спросом.
- Но после того как мы сделаем шаг навстречу родителям, приняв их детей, мы можем дать им рекомендации относительно того, какую программу лучше выбрать их ребенку, - поясняет Татьяна Голубева. - Кто-то способен освоить объем знаний начальной школы за три года, а кому-то потребуется четыре или даже пять. Кто-то потянет дополнительные нагрузки, а кому-то они категорически противопоказаны.
Но теория теорией, а практика практикой. Родители прекрасно понимают, что невостребованными, как правило, оказываются школы, где работают не слишком квалифицированные педагоги. Эти родители могли бы рассказать немало историй об учителях, делающих грамматические ошибки, неправильно ставящих ударения, обзывающих детей дураками... Теперь представим: статус такой школы изменился, появился новый директор. Будет ли он настаивать на том, чтобы его подчиненные пошли на курсы повышения квалификации? Или уволит кого-то? Вряд ли. Желающих поработать учителем, тем паче - в младших классах, надо еще поискать. Вот убийственная цифра: за последнее время из питерских школ уволилось три тысячи педагогов. В такой ситуации трудно быть излишне придирчивым. А главное - зачем? Ведь теперь в начальных школах всех гимназий наряду с сильными классами появятся и слабые. В сильные попадут преимущественно те дети, которые занимались на курсах и уже имеют определенный багаж знаний. Им не надо учиться с нуля, значит, есть время на углубленное изучение языков, расширенные программы, словом, на получение знаний, необходимых для поступления в гимназию. Классам, набранным «с улицы», ничего подобного не светит. Так какая разница, кто их будет учить?

Параллельные миры
Я, конечно, утрирую ситуацию. В реальной жизни никто ничего подобного, разумеется, не говорит. Однако родители, близко знакомые со школами, где наряду с «гимназическими» существуют и «микрорайонные» классы, сравнивают их с параллельными мирами, которые год от года все дальше удаляются друг от друга. «Если бы наша школа могла не набирать простые классы, она бы этого не делала, - призналась в приватной беседе преподавательница одной из гимназий. - Но увы: выбора у нас нет». «Простых» детей в начальных классах гимназий никто не ждет и не любит, - подтверждают мамы. - А в результате уровень преподавания там не лучше, а зачастую и хуже, чем в обычной школе».
«Демократизация» конкурсных гимназий неизбежно обернется таким же «запараллеливанием». Разница лишь в том, что одни сделают это сразу, а другие - уже после того как прием будет завершен. Причем многие родители опасаются, что «рекомендовать» им никто ничего не будет: просто запишут ребенка в тот класс, в который сочтут нужным. Понятно, что возможности для злоупотреблений здесь не только не сокращаются, но возрастают, а уравнивание детей в правах оказывается чистейшей формальностью. Опыт, уже накопленный «смешанными» школами и детскими садами, это подтверждает. Например, рядом с моим домом есть садик с гимназическими группами, но ребенку «с улицы» попасть туда практически невозможно. Конечно, ему не откажут в приеме, боже сохрани. Просто направят в «простую» группу, где образовательные программы, мягко скажем, скудноваты. Татьяна Голубева, правда, утверждает, что все зависит от родителей, и они могут, например, потребовать, чтобы в простой школе появился класс с углубленным изучением языка. Впрочем, даже она признает, что на практике организовать это достаточно сложно...
В общем, родители, клюнувшие на известную школу, вполне могут найти там не то, что искали, и обучение их чада будет оставлять желать лучшего. Впрочем, может случиться и так, что чадо (вне зависимости от того, посещало ли оно подготовительные курсы и каких успехов там добилось) вообще окажется в другой школе. Ведь оптимистичные заявления о том, что в большинстве гимназий проблем с приемом нет, звучат не очень-то убедительно. «Гимназия, в которую мы бы хотели поступить, набирает всего 56 человек, - рассказывала знакомая. - В первый день было подано 35 заявлений. Так что, думаю, 4 - 5 марта (а 1-е, напомню, выпало на пятницу) они уже превысят лимит». Между тем правила гласят, что если количество заявлений превышает количество мест, то Учредитель (то есть роно) решает вопрос о приеме ребенка в другое учебное заведение. Вполне возможно, в то, которое родителям категорически не нравится. А что останется делать? Кто не успел, тот опоздал.

Виктория РАБОТНОВА
Фото Дениса ВЫШИНСКОГО


P.S. Комитет по образованию организовал «горячую линию» для родителей, ее телефон 319-91-79. Звоните.