Бриллиантовые наши

12 мая 2005 10:00

Семья из Купчино 9 мая отметила 60-летие совместной жизни




– Да, иногда оно бывает нужно... Вот когда компенсацию за путевку в санаторий оформляю на себя и на Ниночку – спрашивают...
Уж подклеивали его, подклеивали – все равно расползается на сгибах. Бумага тонкая, дело обычное: свидетельство о браке старого образца. «Народный комиссариат внутренних дел... Виноградов М.А., Иванова Н.И.» Не сразу и углядишь дату: 09.05.1945.
Раньше внимания особо не обращали, теперь, чем дальше, тем чаще удивляются: «Надо же!.. Это вы специально так подгадывали? Или совпало?»
У них многое совпало. Из одного города, одного года. Нина жила на улице Чайковского, в центре, Миша – на Тамбовской. Синхронно закончили школу в 1941-м, гуляли летними ночами на Неве – может, и бок о бок... Но тогда разминулись пути. Михаила в начале июля призвали в армию, зимой он попал на Ленинградский фронт, да там и провоевал до весны 1944-го. Сначала снайпером, потом командиром стрелкового взвода... А потом – март, тяжелое ранение, госпиталь, Ладога, Большая земля.
Половинка его назначенная к тому времени была уже в Бабаево, на Вологодчине. Из осажденного Ленинграда Нину вывезли в 1942-м. А до этого работала подсобницей на канале Грибоедова, в швейном цеху, где чинили обмундирование для военных. «Нет, шить не доверяли – только утюжить...»
Вот в Бабаево-то симпатичный фронтовик на нее глаз и положил. Хромал, правда, сильно...
Дружили год.
– Честно дружили – не так, как сейчас! – уточняет Нина Ивановна. Михаил Арсеньевич только посмеивается.
«Предложение делал – а как же? Но я все не решалась...»
Девятого мая он первый прибежал к Ивановым с криком: «Конец войне!» Но на работу нужно, хоть и счастье долгожданное. Пошел Миша Нину провожать, а через дорогу, как нарочно, – местный загс. «Девчонки тамошние нас увидели – городок маленький, знали, что мы встречаемся, – в стекло стучат, зовут: мол, идите сюда, распишем!»
Ну и...
Свадьбы, считай, не было. Можно сказать, что Победа все затмила. А можно сказать – слилась с Любовью. Это кому как нравится.
Нынче, в понедельник, на бриллиантовую свадьбу гостей ждут немного. Два сына, внучка, правнучка, правнук... Многих родных и друзей уже нет с ними. «Сперва хотели в ресторане отметить, потом подумали – зачем такая помпа? Давайте лучше во Всеволожске, на даче».
О проблемах они почти не вспоминают. Куда ни кинь – все у них как-то удачно складывалось. В 1970-м, когда полковник Виноградов вышел в отставку, вернулись в Ленинград. Буквально через несколько месяцев, как раз в мае, к 25-летию Победы, получили квартиру, шикарную по тем временам: военных тогда не в пример больше уважали. Сейчас бы... страшно даже представить.
С тех пор здесь, на углу Будапештской и Белы Куна, и живут.


Порядок идеальный, диву даешься: чисто, уютно, все вещи на своих местах... «Кто вам помогает?» – «Да сами пока управляемся». На доходы, по словам Михаила Арсеньевича, тоже грех жаловаться: он – инвалид, кавалер ордена Отечественной войны I степени, двух орденов Красной Звезды, жена – блокадница; около 15 тысяч рублей в месяц на двоих. «Нам хватает, другим гораздо хуже...»
Говорят, жениться в мае – всю жизнь маяться. Всем бы такая маета. «Слаженно», «душа в душу», «в унисон» – это само собой в голову приходит, когда на них смотришь. Еще говорят: пожилые – вампиры, у молодых тянут энергию... У кого как, а от Виноградовых впору подзаряжаться самим.
И не потому родилась эта фраза, что праздник. Наверное, нужно иногда бывать в таких домах, чтобы понять цену некоторым вещам.
Красивые старики.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Александра БАНЬКОВА