Взгляд из полураспада

18 июля 2002 10:00

«Half life/Полураспад» - так называется фотовыставка, открывшаяся в Музее нонконформистского искусства «Пушкинская, 10». Ее автор - известный голландский фотограф и журналист Роберт Кнот, который нескольких недель жил и работал в трех деревнях Челябинской области, которые давно пора бы обнести колючей проволокой и превратить в мертвую зону. («Новая газета» писала об этом: «Выгребные дожди», № 48, 8 июля.) Между тем в деревнях Муслюмово, Мусакаево, Татарская Караболка по-прежнему живут люди. Хотя что значит живут...





Из 4 тысяч жителей Караболки осталось 640 человек, 500 из них больны раком. Вокруг деревни 8 переполненных кладбищ, и каждую неделю умирает 5 - 6 человек. А половина здешних молодых женщин не может иметь детей.
Хамзана Салифьянова была свидетелем аварии на комбинате «Маяк» в 1957 году. «Я привела корову к реке, вдруг раздался звук, как будто взорвалась бомба, и большой красный круг стал подниматься в небо. Мы знали, что что-то произошло. Потом в деревнях стали рождаться телята с двумя головами и дети с хвостами, как у рыб», - рассказывает она. Ее портрет с этим коротеньким свидетельством - один из экспонатов выставки.
Вся галерея из 47 черно-белых фото - портреты местных жителей, ставших жертвами Атомпрома. Комбинат «Маяк» начиная с 1948 года сливал радиоактивные отходы прямо в реку Теча, откуда пил воду поселок Муслюмово и другие деревни. В 1956 году сливать отходы в речку перестали, зато через год, в 1957-м, грянул взрыв - из-за неправильного хранения радиоактивных отходов образовалась критическая масса...
С тех самых пор жители местных деревень болеют самыми страшными и разрушительными болезнями. Местные дети больны практически стопроцентно. У восьмилетней Кати Галкиной сильно болят ноги, возможно, скоро она будет не в состоянии ходить. Дания Джанмурзина вот уже пять лет страдает от редкого заболевания крови, родители продали все имущество, чтобы спасти дочь. После пяти лет операций 15-летний Денис Хаязов может ходить, но страдает от сильных болей в ногах. У Давлета Марданова в 4 года обнаружили умственное расстройство. Он не смог пойти в школу, но хочет учиться. Как говорит его бабушка, внук даже постоянно ходит с портфелем...
Слышать такое тяжело. Но еще нестерпимей видеть их лица, детские улыбки, или, наоборот, очень серьезные, остановившиеся глаза.
Голландец Роберт Кнот много где побывал - в Афганистане, Косово, Сомали, Анголе. Но знаете, что потрясло его больше всего в челябинских деревнях? Отношение правительства к своим несчастным гражданам. Эти люди, которых в зоне насчитывается около трех тысяч, попросту всеми забыты.
То есть к ним наведываются западные туристы. И аборигены уже привычно выступают в роли гидов за жалкие центы, а если повезет - мелкие долларовые купюры. А вот власти, которые должны позаботиться хотя бы о детях, которым еще можно помочь, носа туда не кажут.
Бедность в деревнях беспросветная. Больных детей не берут в детские сады. Больных матерей - на работу. Чтобы выжить, они вынуждены держать скотину, которая кормится с тех самых радиоактивных полей, выращивать урожай, который зреет на тех самых зараженных почвах, пить ту самую «звенящую» воду. Вместе с водой и пищей в их истерзанные радиацией организмы поступают все новые порции стронция...
«Гринпис» России, который и явился главным организатором выставки, утверждает, что эти люди нужны стране как.... подопытные крысы. Владимир Чупров, координатор энергетического департамента «Гринпис» России, показал документ Федерального управления медико-биологических проблем при Мин-здраве России. Приведем небольшую выдержку.
«В настоящее время жители cела Муслюмово входят в уникальную когорту, объединяющую всех жителей прибрежных сел реки Теча, подвергшихся хроническому радиационному воздействию. Данная когорта в настоящее время представляет собой мировое значение для оценки величин риска канцерогенных (рак и лейкоз) и генетических последствий хронического облучения человека».
Не цинично ли? Может быть, эти несчастные «сталкеры» намеренно не вывозятся из зоны?
- На переселение этих людей нужно 10 миллионов долларов, - говорит Владимир Чупров, - а бюджет Минатома, по нашим данным, достигает 1 миллиарда долларов. Требуется всего один процент. Почему бы не потратиться ведомству, которое и устроило для жителей этот радиоактивный ад? Но этого от атомных чиновников не дождаться.
«Гринпис», пригласивший в российскую глубинку голландского фоторепортера, планирует показать выставку в других городах России и за рубежом. Уже известно, что она состоится в Бельгии, Германии, США, Южной Корее.
- Мы собираемся показать ее в странах, которые являются как противниками ввоза в Россию отработанного ядерного топлива, так и ее сторонниками, - продолжает Владимир Чупров. - Мы хотим, чтобы международное сообщество поняло, с кем оно имеет дело, подписывая подобные соглашения. Страна, которая не может решить собственных проблем, имеющих почти полувековую историю, не в состоянии решать проектов планетарного масштаба. Чужое отработанное ядерное топливо просто расширит зону полураспада...

Лина ЗЕРНОВА
Фото: Роберт КНОТ