"каунас"-на-неве

19 августа 2002 10:00

Петербургу уготована перспектива стать центром очередной уникальной подводно-спасательной операции. Разумеется, что всем беспрецедентным - по масштабам и по технологиям - операциям у нас предшествует трагедия. Авария сухогруза "Каунас", врезавшегося в опору Литейного моста и затонувшего там же, к счастью, не унесла ни одной человеческой жизни. Единственное, что было и еще будет потеряно - это деньги и время. Впрочем, для такой не виданной доселе операции денег не жаль. Во-первых, это будет первый случай разрезания судна под водой, причем, не по длине или ширине, а по высоте. Во-вторых, впервые операция такого рода развернется в самом центре огромного города.




Итак, нестарое еще судно 1957 года постройки, прошедшее не так давно капитальный ремонт, направлялось в Балтийское море с грузом железа: 98 рулонов по 20 тонн в каждом. "Каунас" был рассчитан на груз до трех тысяч тонн, так что перегрузки на борту не наблюдалось. В четыре часа утра в пятницу, когда все спали, сухогруз "Каунас" подходил к самому глубокому и самому узкому участку невского фарватера. Движение осложняло еще и сильное течение - под Литейным мостом его скорость достигает около шести километров в час. Вместо того, чтобы четко войти в центральный проем, теплоход сдал немного влево и врезался в мостовой "бык". За этим наблюдали несколько десятков автомобилистов, ожидающих сведения моста. К шести утра подошли и несколько спасательных катеров, но спасти "Каунас" уже ничто не могло. Получив заметную пробоину ниже ватерлинии, он стал стремительно заглатывать воду и спустя два часа полностью ушел на глубину. На поверхности осталась лишь антенна да часть радиорубки. К тому времени весь экипаж - восемь взрослых и двое детей - уже был снят, а топливные баки, в которых хранилось 35 тонн нефти, задраены.
Как выяснила комиссия по расследованию, в момент аварии на судне не спал только вахтенный матрос. По его словам, он все сделал по инструкции и ни на секунду не отвлекался от управления, но в самый острый момент машина вдруг перестала слушаться руля. К вечеру пятницы версия о неисправном рулевом управлении стала основной и у следователей транспортной прокуратуры, и у моряков, несмотря на то, что в тот же день из Нижнего Новгорода пришла депеша, информирующая о том, что перед уходом в плавание сухогруз прошел положенный техосмотр, а его экипаж - медицинское освидетельствование.
К полудню картина на спуске у Литейного напоминала что-то среднее между авралом и базаром. Поучаствовать в ликвидации последствий ЧП съехались представители как минимум тридцати организаций. Для начала выясняли, не повредил ли удар опоры моста или разводной механизм. Когда выяснилось, что все цело, место аварии покинули представители "Мостотреста". Вслед за ними отбыли и энергетики: как оказалось, проложенный по дну электрический кабель затонувший теплоход тоже не затронул. Одним словом, все могло быть куда хуже. А вот специалистам "Водоканала", по-видимому, придется отслеживать весь ход операции: один из коллекторов проложен слишком близко к поверхности дна. Водные экологи вместе с сотрудниками "Пиларна" обследовали акваторию вплоть до Стрелки Васильевского острова. То тут, то там действительно попадались нефтяные пятна, которые не удерживали ни боны, ни адсорбент. Впрочем, общее количество вылившейся в Неву смеси вряд ли превысит шесть-десять ведер: никакого сравнения с аварией танкера три года назад.
У спуска к Неве постоянно дежурит "скорая помощь" - в основном, на случай каких-нибудь неприятностей с аквалангистами. В пятницу утром, при первичном осмотре "Каунаса", водолаз аварийно-спасательной части запутался в тросах. Его сумели быстро поднять на поверхность, но "скорой" поблизости не оказалось. А сегодня, когда водолазные работы развернутся в полный рост, бригаду будет сопровождать и специальная группа водолазных врачей.
Досталось в тот день и сотрудникам ГАИ, отгонявшим любопытных от штаба операции, и их водным братьям - инспекторам речной милиции, не пропускавшим к торчащей из-под воды антенне любопытных лодочников. А на теплоходные экскурсии по Неве в выходные был просто аншлаг...
Только в субботу, после очередного - третьего или четвертого - совещания всех задействованных в операции структур, был определен примерный план устранения последствий аварии. О сохранении затонувшего сухогруза уже никто не думал: главным было освободить фарватер. Как выяснилось, высоты судна, затонувшего без крена, хватило для того, чтобы полностью закупорить фарватер (глубина Невы у Литейного моста - 11,4 метра). На разгрузку судна на глубине ушло бы не меньше недели. В то время как за одни только выходные в порту Петербурга и на Смольнинском рейде скопилось не меньше сорока судов, а на Невском рейде - в верхней части "пути из варяг в греки" - около трех сотен. Крупные суда, сосредоточенные в Волжском бассейне, срочно разрабатывают новые маршруты, без захода в Неву, а мелкие по-прежнему проходят через Петербург: для них разрешен проход через боковые пролеты моста.


Как ожидается, сегодня затонувшую рубку, которую в ближайшие дни планируют отсоединить от корпуса сухогруза, закончат изучать водолазы. Они же закрепят на ее боковых частях обыкновенную 37-калиберную якорную цепь. Затем в дело вступят два буксира, уже несущие вахту напротив Арсенальной набережной. Натянув цепь и двигаясь взад-вперед, они за несколько часов перетрут обшивку рубки и сдернут ее с корпуса сухогруза. Таким образом глубина фарватера вновь увеличится до пяти-шести метров - этого будет вполне достаточно, чтобы через гиблое место вновь смогли пройти даже крупные баржи. Что же касается последующей разгрузки судна и его подъема, то к этой, второй части операции, спасатели смогут вернуться не раньше осени.

Мария ЮРЧЕНКО