Большое ледовое побоище порнографа с чиновниками

26 августа 2002 10:00

Вот уже больше месяца петербургский Ларри Флинт (как сам он себя любит называть) Сергей Прянишников ведет активную переписку с российским Министерством культуры. Деятельность Прянишникова по внедрению в петербургский (да и общероссийский) быт видеопродукции эротического (или порнографического - зависит от того, какими критериями пользоваться) содержания в последние несколько лет сопровождается регулярными скандалами. Да и вряд ли может обойтись без скандалов человек, который не стесняется открыто объявлять себя производителем порнографии - крупнейшим на Северо-Западе - и утверждать, что делает это "на законных основаниях".






За свою многолетнюю карьеру на ниве видеобизнеса глава "SP-комапни" и частный предприниматель Сергей Прянишников в одном лице испытал на себе внимание сотрудников самых различных правоохранительных органов: Управления по борьбе с экономическими преступлениями, РУБОПа, отдела по борьбе с правонарушениями в сфере общественной нравственности и прокуратуры. Его обвиняют в видеоприатстве, и создании порнофильмов, незаконной коммерческой деятельности, мошенничестве. Процесс по делу Сергея Прянишникова второй год не слишком успешно тянется в Красногвардейском федеральном суде Петербурга. Последний скандал разразился, когда в прошлом году Сергей Прянишников организовал съемки четырех серий очередного своего "произведения" на темы разнообразных сексуальных приключений - "Белые ночи Санкт-Петербурга" на фоне исторических и культурных достопримечательностей северной столицы: Медного всадника, Исаакиевского, Смольного собора, Спаса-на-Крови и ряда других. Собственное производство порнофильмов "SP-компани" ведет с 1999 года. За это время, по собственному признанию Сергея Прянишникова, им спродюсировано около 40 эротических и порнофильмов, 2 или 3 находятся в настоящий момент в работе, а еще 4 - на стадии утверждения "сценариев". Среди "шедевров": "Сексуальный Петербург", "Секс по-русски", "Менты. Полиция нравов. Сексуальные приключения на улице разбитых фонарей", "Деревенские каникулы", "Лука Мудищев", "Бледовое побоище", "Члены партии" и еще ряд других. Прянишников не раз заявлял, что его продукция востребована, а следовательно, имеет право на существование. "Востребованность", по его мнению, вполне доказывает объем продаваемой фирмой продукции - 15 - 20 тысяч кассет в месяц, которые продаются как в Петербурге, так и в других регионах России и ближнего зарубежья.
При всей неоднозначности своей кипучей деятельности Сергей Прянишников хотя бы внешне старается держать марку "законопослушного гражданина". Всю свою продукцию он направляет в Департамент государственного регулирования и развития кинематографии Министерства культуры РФ для получения прокатного разрешения. И дело здесь не только в законопослушании - если о том, являются ли его "произведения" жесткой эротикой или полной порнографией, еще можно дискутировать, то без прокатного удостоверения Минкульта невозможно продать ни одной кассеты с фильмами.
До недавнего времени соответствующая инстанция исправно выдавала главе "SP-компани" соответствующие прокатные удостоверения, после чего подробности сексуальной жизни "Институток на кинопробах", "Членов партии" и прочих героев прянишниковских фильмов начинали свой путь к широкому зрителю российского порнопроизводства. Однако в середине июля в отлаженной схеме что-то не заладилось. 18 июля Сергей Прянишников неожиданно для себя получил письмо от руководителя Департамента государственного регулирования и развития кинематографии Миникульта Ивана Калистова, в котором петербургскому порнографу сообщалось, что хотя в июне 2002 года ему и выдали прокатное удостоверение на фильм "Бледовое побоище, или Как спасли чемпионат мира по хоккею" (заявленный, как эротический фильм), то теперь требуют исключить из названия первую часть - "Бледовое побоище", как содержащее "ненормативную лексику", поскольку под таким названием фильм не может поступать в продажу. Спустя неделю Калистов прислал Прянишникову еще одно письмо, в котором в регистрации и выдаче прокатных удостоверений отказывалось следующим "произведениям" "SP-компани": "Особенности межнациональных сношений", "Лука Мудищев", "Белые ночи Санкт-Петербурга - 3" и "В борьбе за это". Мол, первый фильм содержит сцены "порнографического характера", второй - ненормативную лексику, третий демонстрирует эротические сцены на фоне храма Спаса-на-Крови, что "может оскорбить чувства верующих", а четвертый - за оскорбление чувств "значительной части граждан, разделяющих коммунистические идеи".
Министерству культуры Сергей Прянишников ответил адекватно. Письмом, и не одним. Оскорбленный в лучших чувствах порнопроизводитель заявил, что не знает в русском языке такого ненормативного слова, в котором бы после сочетания букв Б и Л шло бы Е. Мол, в известном бранном слове после первых двух букв следует буква Я, а слово "бледовое" - его собственное изобретение, производное от "большого" и "ледового". Что касается остальных фильмов, которым Минкукльт отказался выдать прокатные удостоверения, то Прянишников удивился, что запрет не коснулся трех других частей "Белых ночей Санкт-Петербурга", где аналогичные сцены весьма фривольного содержания разыгрывались на фоне Казанского, Исаакиевского, Смольного соборов и Никольской церкви (не считая прочих городских достопримечательностей). Или эти сцены чувства верующих не затронули? А что касается чувств коммунистов, то почему министерство культуры в таком случае оставило без внимания другой шедевр "SP-компани" - "Член партии"? И почему только чувства верующих и коммунистов? У нас в стране, кроме них, никого другого подобная публичная демонстрация откровенных сцен уже не оскорбляет?
В завершение своих пассажей Сергей Прянишинков обвинил Министерство культуры в цензуре, посчитав отказ в выдаче прокатных удостоверений своим фильмам "запретом на распространение информации". Есть какая-то горькая ирония, что против цензуры поднял свой голос главный по эротике и порнографии северной столицы.
Частично Министерство культуры пошло на попятную и 5 августа письмом сообщило главе "SP-компани", что берет назад свой отказ в выдаче прокатных удостоверений "Бледовому побоищу" и "Луке Мудищеву". Выходит, все-таки там не оказалось ненормативной лексики? Переписка по поводу остальных фильмов, попавших под запрет, продолжается.
Проект закона "О порнографии" лежит под сукном Государственной Думы без какого-либо движения с 1997 года. Некоторое время назад депутат питерского ЗакСа Романцов пытался предложить на обсуждение коллег петербургский аналог этого закона, который бы запретил любую продажу порнопродукции в Петербурге, но юридическое управление ЗакСа заявило, что подобный запрет может установить только федеральное законодательство.
Правда, если подобные фильмы ущемляют чьи-либо эстетические, идеологические или религиозные чувства, то можно попытаться добиться защиты оскорбленных чувств в суде. Недаром же у нас затеяна судебная реформа?

Алексей Семенов

Фото Алексея ДАНИЧЕВА ("Известия")