Блокада полковника

4 ноября 2002 10:00

Невероятно, но факт: сегодня, в 2002 году, с наступлением холодов семья российского офицера оказалась в условиях, мало чем отличающихся от блокадной зимы 1941-го. Они остались без воды, тепла и света в продуваемом всеми ветрами полуразрушенном доме. И не подумайте, что они - жертвы террористов или разбушевавшейся стихии. Это результат противостояния с отцами-командирами и безжалостной бюрократической махиной военного ведомства.





Об этой неправдоподобной в силу своей дикости истории я писал уже четырежды. И каждый раз жизнь подбрасывала новые лихие сюжеты этого бесконечного сериала. В основе которого - история о том, как человек, привыкший к трудностям и хорошо знающий цену жизни, уже больше трех лет ведет изнурительную судебную войну с военным ведомством за положенные ему по закону права: пенсию и жилье.
Вкратце канва событий такова. В августе 1999 года военный летчик, участник боевых действий в Афганистане и Чечне полковник Валерий Евреинов после 28 лет безупречной службы был уволен в запас. Причем сам он к этому особо не стремился, но командование родной 6-й армии ВВС и ПВО имело на него большой зуб - из-за того, что он посмел подать на командование в суд за систематические многомесячные задержки с выплатой денег.
В то время Евреинов служил в штабе воздушной армии по адресу Дворцовая площадь, дом 4, где штаб находится по сей день (этот адрес еще всплывет в нашей истории). Но уволили офицера с нарушениями: в частности, не обеспечив положенным по закону жильем. Впрочем, ему усиленно пытались (и пытаются до сих пор) всучить ордер на три комнаты в помещении учебного корпуса войсковой части ПВО в поселке Горелово - помещении, для жилья совершенно не приспособленном (что признано соответствующими документами соответствующих инстанций).
Ситуация усугублялась тем, что Евреинову не выписывали гражданский паспорт (офицеры, как известно, получают его только после увольнения) - в связи с тем, что было нечего писать в графе «прописка», поскольку от гореловских «хором» он упорно отказывался. Из-за того, что не было паспорта, Евреинов не мог встать на учет в военкомате (на учет ставят по месту жительства, то есть по прописке). А из-за того, что его не ставили на учет, он не мог получать военную пенсию.
Круг замкнулся. Заслуженный боевой офицер остался без документов, средств к существованию, жилья. Правда, полковник с семьей (двое сыновей и жена, кстати тоже ветеран Афганистана) продолжали жить на птичьих правах в общежитии войсковой части по адресу Парковая улица,
дом 5, где живут и по сей день, хотя назвать это жизнью можно только с большой натяжкой.
Привыкший за годы службы к беспрекословному подчинению букве воинского Устава полковник обратился к букве Закона. И началась бесконечная тяжба.
Тяжба идет с переменным успехом. Неоднократно суды признавали справедливость требований полковника Евреинова. Но... дело не сдвигалось с мертвой точки. Бумажные кораблики судебных постановлений разбивались о гранит равнодушия военачальников, находивших все новые способы увернуться от исполнения судебных решений. Отцы-команидры, затаив нешуточную обиду на недавнего подчиненного, заняли круговую оборону, решив взять полковника измором. Но и он человек не робкого десятка, продолжал обстреливать их все новыми судебными решениями. И постепенно в чем-то даже преуспел.
В июле этого года полковник Евреинов получил-таки паспорт, где в графе «прописка» указан адрес его последнего места службы: Дворцовая, 4. И с того же времени он начал получать военную пенсию (которую должен был получать с мая 2000-го). Кто и как заплатит ему за два «пропущенных» года - это будут решать очередные суды. Как и разбираться в самом остром вопросе - жилищном.
Между тем еще в феврале этого года (как раз к Дню защитника Отечества) в общежитии на Парковой улице, дом 5, где семь последних лет живет семья полковника Евреинова, начался ремонт. Этому сопутствовало выселение нескольких живущих там офицерских семей. Предлагали и Евреинову. Логика была примерно такой: «Мы вам дали жилье в Горелове, туда и выезжайте. А то, что оно вас не устраивает, нас не касается». Но полковник не сдавался. «Все должно быть по закону, - стоял он на своем. - Должны обеспечить меня при увольнении благоустроенным жильем? Должны. И до тех пор, пока этого не сделаете, никуда я отсюда не уйду».
В доме, где держал осаду несговорчивый полковник, отключили тепло, воду, электричество, разворотили туалеты и раковины... А он - ни в какую. Так и сидит по сей день в осаде. Воду носит в пластиковых бутылках из дома напротив, электричество подключает, прикрутив провода к строительным «концам», туалет... как-то даже и говорить неловко...
Получив паспорт, полковник Евреинов обратился в суд, требуя, чтобы его временно вселили по месту прописки - в штаб 6-й армии ВВС и ПВО по адресу Дворцовая площадь, дом 4. Как к этому отнеслось командование, думаю, ясно. На состоявшемся 9 октября суде представитель части, не стесняясь присутствующих, заявил: «Нам надо во что бы то ни стало всучить ему ордер на квартиру в Горелове». Ларчик здесь открывается просто. Ведь если суды все же признают правоту Евреинова, приказ об его увольнении, подписанный министром обороны, придется отменять. Ясное дело, что это не понравится Москве. И понятно, что это не пройдет бесследно для командования части - со всеми вытекающими отсюда неприятными оргвыводами...
Есть в этой истории еще один сюжет, связанный с распределением квартир увольняемым в запас офицерам. Сюжет, как нетрудно догадаться, мучительный и запутанный. У полковника Евреинова есть на руках решение суда и даже приказ заместителя главнокомандующего ВВС генерал-лейтенанта Виктора Чечета - о необходимости обеспечить его жильем в соответствии с законом. Конкретно - предоставить квартиру, купленную за счет выделенных главкоматом средств. И деньги для этого из Москвы уже давно перечислены. И в декабре как раз сдается в эксплуатацию дом, где Евреинов, казалось, уже «на все сто» должен бы получить трехкомнатную квартиру. Но... местные командиры не спешат исполнять даже этот приказ московского командования. И начальник квартирно-эксплуатационного отдела 6-й армии ВВС и ПВО Шилов никаких гарантий Евреинову не дает. Теперь ему, вероятно, надо подавать в суд уже на действия Шилова, тем более что это уже не первый случай такого рода...
А время, между тем, идет. И следующее судебное заседание по поводу вселения строптивого офицера запаса по месту его прописки назначено на... февраль следующего года. И значит, всю эту блокадную зиму семья полковника Евреинова должна выживать в условиях, приближенных к зиме 41-го...

Николай ДОНСКОВ
Фото Юрия ФАЙНБЕРГА