Беги, но не теряй головы

18 ноября 2002 10:00

1 ноября вступил в силу новый закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Необходимость в нем назрела давно. В течение одиннадцати лет Россия жила по старому, союзному закону 1981 года, не соответствую-щему потребностям времени. Впрочем, и новый закон имеющиеся вопросы не снял, поставив вместо них еще более острые.



Россия - родина слонов
Своим существованием в международном праве понятие «беженец» обязано... России. Массовый исход из страны Советов поставил Лигу наций перед необходимостью решать проблему русских беженцев. Первым комиссаром по их делам в начале 20-х годов прошлого века стал г-н Нансон. Именно знаменитые «нансоновские паспорта» позволили эмигрантам первой волны законно обосноваться в Европе.
Однако проблему беженцев это не решило. Количество их между двумя мировыми войнами продолжало увеличиваться. В 1924 году в ведении комиссара Лиги наций оказались армяне, спасавшиеся от турецкой резни. В 1928 году к ним прибавились ассиро-халдейцы, турки и ассирийцы.
Однако наиболее остро проблема беженцев встала после Второй мировой войны, когда миллионы выходцев из Восточной Европы не пожелали смириться с новым переделом мира и двинулись на Запад. В 1949 году ООН утвердила первого верховного комиссара по правам беженцев.
И хотя данный институт создавался как временный, до полного урегулирования проблемы беженцев еще очень далеко. Количество их год от года увеличивается. Свой вклад в этот процесс внесла и Россия.
После распада СССР русскоязычное население бывших союзных республик стало возвращаться на историческую родину. В 1996 году количество беженцев достигло рекордной цифры - 290 тысяч человек. И хотя их численность постепенно снижается (6255 беженцев в 1997 году, 510 - в 1998-м, 530 - в 1999-м, 238 - в 2000-м), эти цифры весьма условны.
Впрочем, применительно к нашей стране проблема беженцев имеет еще один аспект. В то время как подданные иностранных государств просят убежище на территории России, собственные граждане всеми правдами и неправдами стараются ее покинуть.

Свой среди чужих
Вообще-то под понятие «беженец», определенное Женевской конвенцией 1961 года, граждане России не подпадают. В демократических странах, к которым мы себя относим, людей не преследуют «за их политические или религиозные взгляды, по расовой принадлежности, национальности и т.п.», но это в теории. На практике же выходцам из Чечни и другим россиянам, пострадавшим от действий родного правительства, убежище в странах ЕС все-таки предоставляют. Этим и пользуются недобросовестные сограждане, решившие унести ноги за рубеж.
Страницы петербургских газет пестрят объявлениями с предложениями «статуса политического беженца в странах Западной Европы». Заплатив две-три тысячи долларов, вы получаете душераздирающую историю для предъявления миграционным службам западных стран. Схема предельно проста: «Я, такой-то, прошу убежища у властей Великобритании (Бельгии, Германии...) от Российской Федерации. Я и моя семья подвергались преследованию со стороны силовых структур, правоохранительной системы, профашистских организаций, государственной системы России из-за моих религиозных и политических убеждений. Я неоднократно подвергался незаконному задержанию, меня и мою жену избивали, похищали моего сына, были убиты мои родные, пытались убить меня...» Главное, чтобы легенда хоть как-то состыковывалась с реальными фактами из жизни человека и была подтверждена документально.
Здесь, впрочем, не обходится без казусов. По словам председателя комитета «Гражданское содействие беженцам и вынужденным переселенцам» Светланы Ганнушкиной, к ней не так давно обратились представители шведской миграционной службы с вопросом: действительно ли узникам Чернокозово выдаются справки о том, что они подвергались пыткам? И хотя 80 процентов подобных «беженцев» отсеивается при первом же рассмотрении документов, а еще 19 процентов - при более детальном рассмотрении ходатайств, россияне продолжают играть в противоправные игры с законом.
О масштабах нелегальной миграции можно судить по следующим цифрам. В 2000 году в Германии на статус беженцев претендовало 78 564 человека, в крошечной Бельгии - 42 691, из них 3600 человек являлись гражданами России, 2000 - Казахстана, примерно столько же заявлений подали и жители других среднеазиатских стран. И хотя посол Бельгии в РФ господин Андре Морне официально предупредил россиян, что, «отправившись на поиски лучшей доли, вы можете потерять последнее. Вас ждет депортация на родину, где уже продано жилье и утрачена работа, либо жалкое существование в роли нелегальных мигрантов», но... Воз и ныне там. Правительство РФ проблему «российских беженцев» предпочитает не замечать.
Еще более печальна судьба тех, кто пытается легализоваться в России.

Чужой среди своих
На сегодняшний день в Российской Федерации проживает порядка 3-4 тысяч бакинских армян, около 30 тысяч грузин из Абхазии, 150 тысяч афганцев, 500 тысяч выходцев из Чечни. Все эти люди покинули родные места, спасаясь от боевых действий, все эти люди не могут вернуться назад, все эти люди, согласно нормам международного права, являются беженцами. Прибавьте сюда порядка 40 миллионов русскоязычного населения в сопредельных государствах. А ведь есть еще трудовые мигранты, которых от 10 до 30 миллионов человек. Стоит ли удивляться, что проблема легализации мигрантов и интеграции их в общество весьма актуальна. К сожалению, методы, которыми собирается решать ее российское правительство, не выдерживают критики.
По мнению экспертов, законы «О правовом положении иностранных граждан в РФ» и «О гражданстве Российской Федерации» изобилуют всевозможными огрехами и неточностями. До сих пор не приняты 14 подзаконных актов (в том числе и регулирующие разрешение на временное проживание и получение видов на жительство). В результате с 1 ноября 2002 года работа паспортно-визовой службы практически парализована.
Да и само содержание закона ничего, кроме изумления, не вызывает. Для получения разрешения на временное проживание иностранный гражданин, к примеру, должен содержать себя и членов своей семьи в пределах прожиточного минимума (но 30 процентов населения России находится за чертой бедности), иметь жилое помещение (но многие ли наши сограждане обладают собственными квартирами?), не страдать наркоманией и инфекционными заболеваниями (грипп и проживание в России несовместимы?) и т.д. и т.п.
- Конечно, приятно, что законодатели хотят видеть у нас людей богатых и здоровых, вот только поедут ли они в Россию? - резонно замечает представитель Российского комитета адвокатов в защиту прав человека Ольга Цейтлина. - Пока что к нам едут люди бедные и обездоленные, готовые работать за копейки.

Портрет беженца
По данным Управления по делам миграции ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, подавляющее большинство вынужденных переселенцев в Питере - наши соотечественники. 57 процентов мигрантов прибывает к нам из Казахстана, 16 процентов - из Узбекистана. Из Чечни, вопреки ожиданиям, приезжают единицы, хотя в прошлом году воюющая республика поставила в Петербург 40 процентов вынужденных переселенцев.
Что касается этнического состава мигрантов, то 85 процентов из них русские, 4,3 процента составляют татары и 3,7 процента чеченцы. Женщин среди вынужденных переселенцев намного больше, чем мужчин (60 и 40 процентов соответственно). Подавляющее большинство мигрантов (58 процентов) - люди трудоспособного возраста.
Учитывая, что 56 процентов мигрантов имеют высшее и среднее специальное образование, трудоустройство и их адаптация на новом месте не должны составлять проблему. Тем не менее 11 процентов семей вынужденных переселенцев относится к малообеспеченным.
Самой болезненной проблемой для вынужденных переселенцев по-прежнему является жилье. На сегодняшний день в очереди на получение квартир стоят 2273 мигранта (1141 семья). 429 человек проживают во временном фонде. 74 человека (30 семей) в минувшем году получили жилье, еще 28 семей выходцев из Чеченской Республики - компенсацию за утрату имущества и жилья. К сожалению, долговременные беспроцентные возвратные ссуды на приобретение жилья в минувшем году по причине отсутствия средств мигрантам не предоставлялись.
Что ждет всех этих людей в свете нового миграционного законодательства?

Сажать и не пущать
По мнению экспертов, «вопреки своему названию новый закон не столько определяет правовое положение иностранцев, сколько регулирует, преимущественно с помощью ограничительных и запретительных мер, условия и порядок их доступа на территорию РФ, учета, контроля над проживанием и трудовой деятельностью, их высылки и депортации». Впрочем, подобные тенденции наметились давно.
Год назад миграционные службы Российской Федерации были переданы в ведение Министерства внутренних дел. К чему это привело, догадаться нетрудно.
По словам заместителя начальника Управления по делам миграции ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Дмитрия Житина, за девять месяцев 2002 года количество людей, получивших статус вынужденных переселенцев, уменьшилось вдвое, составив на сегодняшний день 438 человек. Ни один из 51 претендовавшего на статус беженца его так и не получил. Единственное, на что сейчас могут рассчитывать эти люди, - право на временное убежище на территории Российской Федерации. В целом же за минувший год число вынужденных переселенцев в Санкт-Петербурге сократилось на 20 процентов, с 18 до 13 тысяч человек. С октября 2001 по сентябрь 2002 года 5700 мигрантов утратили статус вынужденных переселенцев, который дается на пять лет. По мнению миграционного чиновника, «виноваты в этом сами мигранты, которые своевременно не обратились за его продлением». «Устали от бумажной волокиты вокруг статуса, который не дает никаких существенных льгот», - уточняют правозащитники.
Смысл нового законодательного акта весьма прозрачен. Таким весьма незамысловатым способом власти Российской Федерации дают понять, что «нас и без вас много». Лишние рты нашей стране не нужны, а значит, «нежелательные элементы» подлежат депортации. Вот только в условиях, когда границы России с бывшими братскими республиками по-прежнему не укреплены, она превращается в элементарный фарс. Как бы этого не хотелось нашим законодателям, миллионы мигрантов никуда не денутся, но потеряют последний шанс легализоваться. Произвол миграционных чиновников и органов внутренних дел, делающих деньги на нелегалах, еще больше возрастет. Измученные же бесплодными попытками получения гражданства люди будут все сильнее стремиться на Запад, увеличивая и без того высокий процент беженцев из России.

Елена ЖУРАВЛЕВА