Убойная сила бритых голов

6 февраля 2003 10:00

Об этой теме мы писали не раз. К сожалению, не раз. И, к сожалению, вероятно, придется возвращаться к ней снова и снова. В нашей стране и в нашем городе во весь голос заявляют о себе махровый расизм и неонацизм. Фашиствующие молодчики малюют на стенах нацистские лозунги, а их более «продвинутые» соратники организуют шествия и погромы. Наша газета писала об этом не раз. Вначале - о массовых сборищах бритоголовых молодчиков. Об их оголтелом антисемитизме, о нападениях на кавказцев и чернокожих африканцев, о том, как они избивают иностранных студентов из Африки, Азии, Китая... Вначале писали об избиениях. Потом пришлось писать уже об убийствах. В сентябре прошлого года, как известно, в Приморском районе Петербурга были зверски избиты двое азербайджанцев, одного из них скинхеды забили насмерть. Теперь - вновь похожий случай. На этот раз жертвой питерских расистов стал студент-медик с далекого острова Маврикий в Индийском океане. Который не понравился доморощенным изуверам только одним - цветом кожи. «Россия - для русских!» - выкрикивают местные «ультрас». Они считают, что именно так отстаивают свое национальное достоинство. Не понимая, что демонстрируют национальное убожество. Ведь нетерпимость - это не то, чем гордятся, этого надо стыдиться. Бритоголовые бойцы - это стыд нации, ее позор и проклятие. Многие говорят, что юнцы не понимают этого в силу возраста, мол, подрастут - поумнеют. А что же вы, уже давно подросшие? Ведь это - ваши дети, не в буквальном смысле, конечно, но все же. А как быть с тем, что вы, уже давно взрослые, цедите сквозь зубы вслед людям другого цвета кожи, волос или разреза глаз: «у, чурки»... А как быть с Чечней... Словом - как быть со всем этим?... Молчание, как известно, - знак согласия. И если мы будем продолжать молча взирать на происходящее, наступит день, когда бритоголовые на улицах будут вовсю орать «хайль Гитлер!». Они это делают уже сейчас. Но пока не во весь голос, вполсилы. А со временем могут почувствовать себя хозяевами. И тогда будет поздно стенать: где же мы были раньше? Мы в егда там, где мы сами позволили себе быть.



В субботу в Александровской больнице умер мавританский студент Медицинской академии имени Мечникова Атиш Рам Гулам, насмерть забитый бритоголовыми. Заведено уголовное дело, расследованием которого занимается прокуратура Красногвардейского района. Только человека уже не вернуть.
В пятницу вечером компания иностранцев-первокурсников возвращалась с небольшой вечеринки из общежития, которое находится в комплексе зданий академии. Возвращались по домам - в съемные квартиры. Скинхедов у автобусной остановки на Пискаревском проспекте увидели только когда вышли из ворот комплекса. «Нас было шестеро, а этих парней - человек двадцать, - рассказывает студент из Шри-Ланки Батхиа Карунаратхна. - Я и еще двое ребят побежали от них к проспекту и успели запрыгнуть в маршрутку, а остальные трое, в их числе Атиш, побежали к университету, но их поймали»...
Валерия Хохленкова, нейрохирург Александровской больницы, рассказала «Новой газете», что Атиш Рам Гулам поступил в больницу в начале первого ночи с открытой черепно-мозговой травмой и ушибом головного мозга тяжелой степени. «Это только догадка, - говорит она, - но очень может быть, что его били битами: по крайней мере, это был тупой тяжелый, скорее всего металлический предмет». Он был без сознания, с нарушенным артериальным давлением и дыханием. Его состояние было малосовместимо с жизнью и, несмотря на операцию, около 11 утра он умер.
Вчера улетел на родину самолет с телом Атиша. Теперь родители остальных пяти первокурсников хотят увезти своих детей из России.
На входе в Медакадемию стенд с фотографией и двумя красными гвоздиками: «...студент 1-ого курса с о. Маврикий, каторый был убыт хулиганами рядом с институтом», - невеселые ошибки в невеселых словах заставляют забыть об иронии. Первые же встретившиеся мне двое ребят-индусов соглашаются рассказать о том, что значат для иностранных студентов так называемые «скины»: «Мы уже на шестом курсе, а проблемы начались года два назад. Били? Да, конечно, было несколько раз и такое».
По мере продвижения в глубь академического двора выясняется все больше ужасающих подробностей. Нариянан Бахиратин, студент четвертого курса из Шри-Ланки, услышав про бритоголовых, начинает с жаром рассказывать: «Да, я живу в общежитии. Но в последний год стало абсолютно невыносимо. Здесь действует целая банда, и вечером никто не может выйти из общежития и просто сходить на рынок. Я уже не могу спать ночами. Совсем недавно, в декабре, они заложили в общежитии небольшую бомбу. Ни одна газета ничего не написала. Знаете, почему так происходит? Руководство академии не хочет лишних проблем и предпочитает не замечать того, что здесь творится. Жаловаться же абсолютно бессмысленно - все равно никакой реакции. А потом, жаловаться... Я вам вот что скажу: был человек, который издалека увидел драку на автобусной остановке. Он сразу побежал рассказать об этом охране. Знаете, что сказала наша университетская охрана? Это не на нашей территории!»
У входа в общежитие - милицейская машина. «Да, с субботы выставили здесь пост, круглосуточно дежурим», - говорят милиционеры. В самом здании - неразговорчивая бабушка-вахтерша: «Нет, ни на какие ваши вопросы я отвечать не буду, обращайтесь в милицию. Пройти сюда никто просто так не может - надо обязательно зарегистрироваться у меня. Русских я вообще сюда стараюсь не пускать, а всех гостей выгоняем в одиннадцать вечера. Если что, у нас есть милиционер, который поднимается в комнату. На ночь вообще закрываемся вот на такой амбарный замок».
Поговорить со студентами в тепле общежития не получается: злая бабушка кричит «подопечным», чтобы ни в коем случае не останавливались и не отвечали ни на какие вопросы. Студенты стараются не обращать внимания на бабушку и, перекрикивая ее, сообщают о том, что проблемы достаточно нажить, сходив в магазин, - и побьют, и деньги отберут; возвращаться же домой поздно вечером тем более не рекомендуется. Милицейский пост? А что пост: что могут сделать два человека, если они сидят в общежитии или совсем рядом, ну посидят пару недель - потом-то все равно уедут. На вопрос о том, не хочется ли им самим уехать, отвечают по-разному: кому-то осталось доучиться год - и какой тут отъезд? Кто-то всерьез думает о том, чтобы оставить учебу. Только фразу «I’m scared» (мне страшно) произносят все.
Скажете, как же так? А что руководство академии? А тут такие чудеса. Шриланкийский студент Батхиа Карунаратхна рассказал, что его декан Наталья Александровна (фамилии он еще не знает) улетела - куда бы вы думали - на остров Маврикий, агитировать новых абитуриентов на поступление в престижный петербургский вуз...

Николай ДОНСКОВ, Алексей КОБЫЛКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close